Борьба за воздушное пространство на Севере России в годы Гражданской войны

Самолет 18-й РАО
А.Лашков
Алексей Лашков,
кандидат исторических наук, доцент
В настоящее время Воздушно-космические силы (ВКС) Российской Федерации наращивают свой потенциал в Арктике, создавая надежный щит от возможных агрессивных действий вероятного противника на дальних рубежах государства.
Один из первых отечественных опытов по боевому применению военного воздушного флота и подразделений воздушной обороны на севере страны, в том числе в арктической зоне, был получен в годы Гражданской войны и военной интервенции в России. События почти вековой давности, несомненно, вызывают повышенный интерес в обществе, в том числе к истории создания системы защиты нашего государства в воздушной сфере в суровых условиях Крайнего Севера.

Продолжение, начало в № 2–2017

Общее состояние воздушной группировки Северной области к середине октября 1918 г. можно оценить из оперативного донесения начальника Управления авиации и воздухоплавания (УАВ) в штаб 6-й отдельной армии (ОА) (от 13.10.1918 г. за № 64). Путем воздушной разведки и с помощью агентурных сведений было установлено, что на Архангельском направлении имелось четыре аппарата, в Вельском районе — 10, в Котласском — 18 аппаратов. Всего — 32 самолета (из них три гидроплана) 1. Используя эти средства, белое командование продолжало активно воздействовать на тыл красных войск. За период с 9 по 23 октября 1918 г. был зафиксирован 31 самолето-пролет, 19 из которых сопровождались бомбардировкой объектов и позиций красных частей 2. Только в двух случаях по неприятелю открывался зенитный огонь. 13 октября состоялся воздушный бой, в ходе которого белый самолет вынужден был ретироваться за линию фронта 3.
Активность бело-английской авиации вынуждала красных пилотов периодически организовывать дежурство в воздухе в зоне ответственности своих отрядов. Основу противовоздушной обороны аэродромов составляли пулеметные расчеты, установленные по периметру летного поля.
В ноябре 1918 г. только на Котласском направлении было отмечено 32 случая появления в тылу красных войск белых и английских самолетов (из них 10 — групповых) 4. Последние совершили 26 бомбардировочных и 3 штурмовых налетов с целью поражения военных объектов и живой силы противника. При этом заметно усилилось противодействие со стороны Воздушного флота (ВФ) и зенитной артиллерии 6-й отдельной армии. 12 ноября при отражении очередного группового воздушного налета на суда Северо-Двинской флотилии зенитным огнем (40 мм орудия) парохода «Павлин Виноградов» был сбит «Сопвич» поручика Н. В. Коссовского 5
(1-й СБКО). Самолет упал в воду и затонул в Северной Двине в районе д. Троицкой 6. Через день подбитый самолет был извлечен из воды и отправлен в ремонт. Летчик Н. В. Коссовский, чудом оставшийся в живых, попал в плен, наблюдатель — корнет А. Абрамович — погиб (осколком снаряда ему разбило череп) 7. В марте 1919 г. комендор зенитного орудия Григорий Скарихин, метким огнем поразивший неприятельский аппарат, был награжден орденом Красного Знамени (приказ РВСР 1919 г. № 12).
14 ноября ружейным огнем с земли был подбит самолет RE8 «Ариэйт» с английским экипажем. После нескольких дней блуждания по лесу летчикам удалось выйти к своим частям, аппарат в качестве трофея достался красной стороне. 8
Ранее, в сентябре, в подобной ситуации оказался командир 1-го отряда Костромской авиагруппы А. С. Лавров (с мотористом Скробуком), из-за неисправности мотора посадивший самолет на нейтральной полосе. Несмотря на преследование, красные пилоты сумели забрать с аппарата пулемет, а также все ценные приборы и благополучно вернулись в свое расположение. За этот подвиг их наградили денежной премией (по 1000 рублей каждому) 9.

Имели место и воздушные боевые столкновения при перехвате красными пилотами неприятельских самолетов на пути их следования в прифронтовой полосе. 12 ноября в ходе бомбардировки с воздуха парохода «Богатырь» были атакованы два вражеских аппарата, которые поспешили скрыться. В тот же день дежурными истребителями дважды были отражены групповые воздушные налеты на д. Селецкая 10. Днем ранее при отражении предшествующего группового налета (4 самолета) на указанный населенный пункт ружейно-пулеметным огнем был подбит один из неприятельских аппаратов, который «сильно накренился, и, с трудом выправившись, быстро начал спускаться».11

При этом отмечались случаи обстрела противоборствующими сторонами своих самолетов. Например, 17 ноября 1918 г. при возвращении с боевого задания, вследствие остановки в воздухе мотора, экипаж «Фарсаля» 1-го авиаотряда Костромской авиационной группы принял решение садиться на аэродром 2-го морского истребительного авиа­отряда (разъезд 418 версты). При планировании на летную площадку «самолет был обстрелян пулеметно-артиллерийским огнем, обстрел не прекращался до самой посадки. Один снаряд разорвался под правым крылом, отчего летчики были оглушены. При посадке аппарат скапотировал, при падении [летчик П.Ф.] Кудрявцев потерял сознание и получил ушиб груди. Наблюдатель [П. С. Сергеев] — ушиб головы» 12. Позднее этот факт был вынужден признать штаб Архангельского района: «Разрывы, последовавшие в лесу во время полета «Фарсаля», были следствием обстрела нашими батареями самолета, снаряды которых ложились в лесу и взрывались». 13

В этой связи начальник полевого управления авиации и воздухоплавания (ПУАВ) Северного фронта В. Ю. Юнгмейстер 14 потребовал принятия безотлагательных мер по наведению порядка с опознавательными знаками на всех самолетах 6-й отдельной армии. В первых числах января 1919 г. начальник УАВ 6-й ОА И. А. Буоб представил ему соответствующий доклад: «Против повторных обстрелов меры приняты. На ремонтирующихся самолетах… опознавательные знаки ставятся. Стоящие на фронте [аппараты] ввиду сырой погоды не могут быть перекрашены, так как краска не пристает к полотну. Во 2-м морском отряде опознавательные знаки на самолетах установлены» 15. Однако это абсолютно не гарантировало летчикам прекращения дальнейшего «дружественного» огня со стороны своей артиллерии. Позднее, 11 апреля 1919 г., совершая свой полет на высоте 1000 м, военные летчики 1-го морского истребительного авиаотряда Н. А. Яковицкий 16 и Б. А. Пилиповский 17 (при хорошей видимости опознавательных знаков с земли) подверглись артиллерийскому обстрелу красных батарей, что вынудило военлетов подняться на высоту до 3000 метров 18.

В течение ноября 1918 г. красные пилоты неоднократно вылетали на перехват вражеских аппаратов. Только 12 таких вылетов было на счету морских летчиков Е. В. Кузнецова 19, Б. А. Пилиповского и Н. А. Яковицкого. Чаще всего подъем в воздух дежурных истребителей осуществлялся по команде начальника штаба района, которому в оперативном отношении были подчинены авиационные отряды по сообщениям наблюдательных постов или с передовых позиций. Однако, как показывала практика, сведения о воздушном противнике часто запаздывали, на что руководство ПУАВ Северного фронта обратило особое внимание. В этой связи в адрес начальника УАВ 6-й ОА была направлена специальная телеграмма следующего содержания: «Ввиду неполучения своевременных сведений о вылете неприятельских самолетов происходит запаздывание вылета наших, как регулярно было на фронте армии. Примите самые действенные меры к устранению подобных явлений, в первую очередь, усильте связь с передовой линией» 20.

К декабрю 1918 г. степень воздушного противостояния на Севере России заметно снизилась. Например, на Северо-Двинском направлении Котласского района был отмечен полет лишь четырех неприятельских самолетов с бомбардировочными целями 21.

С началом зимы боевые действия на многих участках Северного фронта приостановились. Командование 6-й ОА использовало наступившее затишье для улучшения организации и управления своих войск. Из отрядов, входивших в ее состав и действовавших на Архангельском и Котласском направлениях, были сформированы 18-я стрелковая дивизия и 1-я отдельная стрелковая бригада. Для борьбы с неприятельской авиацией в составе артиллерии 18-й стрелковой дивизии были созданы две зенитные батареи (по три 76,2 мм орудия) 22.
К началу 1919 г. ВФ 6-й ОА состоял из: 18-го разведывательного авиаотряда (бывшей Костромской авиагруппы, командир — военлет А. С. Слепян 23), Северного гидроавиационного дивизиона, 1-й подвижной авиабазы Ярославского военного округа и 15-го воздухоплавательного отряда. Результативность боевой работы морской авиации отражена в следующих цифрах. За период с октября по декабрь 1918 г. летный состав 1-й МИАО налетал свыше 82 часов, из них 66 часов с бомбометанием и имел два успешных воздушных боя 24.
Итоги 2-го МИАО за это же время оказались намного скромнее: 15 часов общего налета, 6 воздушных боев и 12 разведывательных полетов со сбрасыванием бомб. Аппараты Беломорского и 3-го гидроотрядов, вследствие изношенности моторов и хранения под открытым небом, для полетов оказались совершенно не годными и, кроме двух пробных полетов, в воздух не поднимались.

15-й воздухоплавательный отряд (в составе ВФ 6-й ОА с ноября 1918 г.), вооруженный двумя аэростатами типа «Парсеваль», был придан 18-й стрелковой дивизии и обеспечивал корректировку огня советской артиллерии в районе ст. Плесецкая 25.

До начала следующего года в воздушном пространстве Северной области наметился определенный перерыв.

Кампания 1919 г. на Северном фронте началась со структурных изменений в составе воздушных группировок противоборствующих сторон. Решением начальника ПУАВ Севфронта предполагалось изъять из Воздушного флота 6-й отдельной армии все небоеспособные подразделения. В феврале в адрес начальника управления авиации и воздухоплавания армии была отправлена соответствующая телеграмма: «Спешно уберите позиции и направьте в распоряжение УМА [Управление морской авиации] 3-й отдельный и Беломорский гидроотряды, как являющиеся обузой фронту вследствие не боеспособности и полной бездеятельности» 26.

В этот период в составе последних имелось 10 аппаратов, часть которых собирались передать в состав 1-го морского истребительного авиаотряда, другую часть — отправить в распоряжение УМА.

Самолетный парк Северодвинской флотилии преимущественно базировался возле д. Пучуга, а затем в районе д. Нижняя Тойма. Специально оборудованных аэродромов и ангаров не имелось. Колесные аэропланы хранились в палатках на берегу, а гидропланы — на баржах, снабженных помостом для спуска на воду. Мастерской и базой служил пароход «Пугачев». Самолеты были нескольких типов: М-20, «Спад VII», «Ньюпор- X», -XVII, -XXIV и -XXV. В состав каждого отряда входило 10–12 аппаратов, из которых исправных 4–5 единиц27.

К весне 1919 г. основные воздушные силы 6-й ОА были сосредоточены в Архангельском и Котласском районах. В первом действовала сухопутная авиация — 18-й разведывательный авиаотряд (РАО, 5 летчиков и 5 наблюдателей) 28, 15-й воздухоплавательный воздухоотряд (4 наблюдателя), во втором — морская авиация, представленная Северным гидроавиационным дивизионом (10 летчиков). В г. Вологде также находился 6-й авиационный поезд-мастерская 29.
До середины января бело-союзническая авиация практически бездействовала по причине изношенности техники («Де Хэвилленды» DH. 9) и непригодности RE8 «Ариэйтов» к полетам в зимних условиях (отсутствие лыж) 30. Были отмечены лишь одиночные разведывательные полеты в тыл красных войск, которые сопрягались со значительной опасностью. Так, 28 января при проведении воздушной разведки зенитному обстрелу с земли подвергся «Сопвич» командира 2-го Славяно-британского авиаотряда капитана Н. И. Белоусовича, при этом погиб сопровождавший его наблюдатель подпоручик Карелин 31.

Для ведения боевых действий из состава русских авиаотрядов было выделено отделение из трех «Сопвичей» и одного «Ньюпора», направленное на ст. Обозерскую 32.

23 февраля во время очередной разведки на территории, подконтрольной красным, совершил по техническим причинам вынужденную посадку «Сопвич полуторастоечный» (пилот — поручик Кравец и летнаб — 2-й лейтенант Ноэль Ньюнен). Через 6 дней в ходе перестрелки летчик был убит, а английский наблюдатель взят в плен. По его словам, бело-союзническая авиация влачила жалкое существование. На ст. Обозерская имелось 2 боеготовых аппарата, 3 самолета — в д. Селецкая и 2 — в Архангельске 33.
Также 23 февраля под плотный огонь зенитной батареи красных частей попал белый аэроплан, пытавшийся атаковать при подъеме аэростат наблюдения (инструктор-воздухоплаватель Хотин и фотограф Балюнов).

На следующий день в аналогичной ситуации оказался самолет 18-го РАО, пилотируемый летчиком-наблюдателем С. П. Ивановым 34. При проведении воздушной разведки на высоте 800 м в районе погоста Кицкий он подвергся плотному зенитному обстрелу со стороны белой артиллерии 35.

Низкая интенсивность боевой работы бело-союзной авиации была связана с тем обстоятельством, что большинство ее самолетного парка в течение кампании 1918 г. по причине технической изношенности вышла из строя. Около 20 самолетов было разбито в результате многочисленных аварий 36. В начале 1919 г. приступил к боевой работе прибывший ранее с английскими войсками воздухоплавательный отряд. Он выполнил всего лишь несколько подъемов аэростатов. Своеобразный «характер боевых операций вскоре заставил англичан отказаться от работы воздухоплавателей, которые использовались в дальнейшем не по своей специальности и подъемов больше не совершили» 37.

Продолжение следует…


1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 188. Оп. 3. Д. 770. Л. 3.

2 Там же. Л. 5 – 9.

3 Там же. Л. 5.

4 Там же. Л. 13 – 17.

5 Коссовский Николай Владимирович [1891 – конец 1918], русский военный летчик, поручик. Окончил Гатчинскую военную авиационную школу. В 1-ю мировую войну в составе 1-й боевой авиагруппы. В Гражданскую войну летчик 1-го Славяно-британского авиаотряда (08 – 11.1918), 1-й лейтенант Королевских воздушных сил Великобритании (1918). Расстрелян по приговору Вологодского ревтрибунала (1918).

6 РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 770. Л. 15.

7 Хайрулин М.А., Кондратьев В.И. Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. – М.: Эксмо, Яуза, 2008. С. 122.

8 Там же.

9 РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 825. Л. 417.

10 Там же. Д. 770. Л. 17.

11 Там же. Л. 15.

12 Там же. Оп. 4. Д. 243. Л. 12.

13 Там же. Оп. 3. Д. 825. Л. 68.

14 Юнгмейстер Василий Юльевич [1889 – 9.02.1938], советский военный руководитель, комбриг. Окончил Гатчинскую военно-авиационную школу (1915), ВВИА им. профессора Н.Е. Жуковского (1936). Участник 1-й мировой войны, поручик. В годы Гражданской войны: помощник начальника воздушной обороны Москвы по авиации (1918), начальник ВВФ (последовательно) Восточного, Северного, Западного и Южного фронтов. В послевоенный период на руководящих должностях в Гражданском воздушном флоте. Необоснованно репрессирован (1938). Реабилитирован (1956, посмертно).

15 РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 781. Л. 2.

16 Яковицкий Николай Александрович [16(28).12.1891 – ?], русский морской летчик. Окончил кадетский корпус, Морской корпус (1914). В 1-ю мировую войну в составе Сибирского, затем Балтийского флотского экипажей. Инструктор, помощник, затем начальник Бакинской школы морской авиации (02.1917-03.1918), лейтенант (1916). В годы Гражданской войны: наблюдающий при Управлении морской авиации, командир 1-го морского истребительного авиаотряда (06-10.1918), начальник Северного воздушного дивизиона морской авиации (10.1918 – 08.1919). С августа 1919 г. в резерве чинов при штабе Главнокомандующего войсками Северной области, с ноября – летчик, затем помощник командира 1-й авиаотряда Северного фронта по технической и хозяйственной части. С января 1920 г. – в бронечастях, с апреля – в составе морских сил Черного моря. Позднее в эмиграции.

17 Пилиповский Борис Александрович [1895 – ?], русский морской летчик и воздухоплаватель, поручик по Адмиралтейству. Окончил Киевское 2-е военное училище (1915), школу высшего пилотажа в Красном Селе. В 1-ю мировую войну: инструктор Бакинской школы морской авиации, затем школы высшего пилотажа в Красном Селе. В годы Гражданской войны в России: летчик 1-го морского истребительного авиаотряда Бригады особого назначения Балтийского моря. Позднее продолжил службу в белой Северо-Западной армии.

18 РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 781. Л. 134.

19 Кузнецов Евгений Владимирович [? – 02.04.1920], морской летчик-истребитель, полный Георгиевский кавалер. Окончил Гаспальскую школу Балтийской воздушной дивизии и школу воздушного боя и высшего пилотажа в Красном Селе (1917). В годы Гражданской войны в России: летчик 2-го истребительного авиаотряда гидродивизиона Северного фронта (10.1918 – 1919), дивизиона истребителей на Балтийском флоте. Трагически погиб в авиакатастрофе (1920).

20 РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 781. Л. 15.

21 Там же. Д. 770. Л. 22 – 23, 25.

22 Там же. Ф. 105. Оп. 1. Д. 23. Л. 78.

23 Слепян Александр Сергеевич [1893-1925], русский (советский) военный летчик, прапорщик русской армии. Окончил Офицерскую кавалерийскую школу (1912), Курсы летчиков-наблюдателей. Участник 1-й мировой войны. В годы Гражданской войны в России: командир 2-го отряда Костромской авиагруппы (1918), 18-го разведывательного авиаотряда (1919-1920), авиационного отряда особого назначения (1920-1921). С 1922 г. – заместитель начальника по технической части Московской авиашколы.

24 Красный воздушный флот в Гражданской войне в СССР 1918-1920 гг. / Материалы военно-исторической конференции, проведенной в ЦДСА 8 декабря 1967 г. М. 1968. С. 51.

25 Хайрулин М.А., Кондратьев В.И. Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. С. 130.

26 РГВА. Ф. 1 88. Оп. 3. Д. 781. Л. 54.

27 Широкорад А.Б. Великая речная война. 1918 – 1920 годы. М.: Вече. 2006. С. 277.

28 18-й разведывательный авиаотряд создан 15 января 1919 г. путем переформирования Костромской авиационной группы.

29 РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 781. Л. 110 – 111.

30 Хайрулин М.А., Кондратьев В.И. Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. М. 2008. С. 122 – 123.

31 Куликов В. Славяно-британский авиакорпус на Севере России // Авиамастер. 1999. № 3. С. 2.

32 Там же.

33 Хайрулин М.А., Кондратьев В.И. Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. С. 124.

34 Иванов Сергей Павлович [? – ?], русский (советский) военный летчик-наблюдатель. Окончил Николаевское инженерное военное училище, Гатчинскую военную школу летчиков. Участник 1-й мировой войны. В годы Гражданской войны в России: летнаб 1-го авиаотряда Костромской авиационной группы (1918), 18-го разведывательного авиаотряда (1919-1920).

35 РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 781. Л. 83.

36 Там же. Л. 204.

37 Воздушный флот противника. Воздухоплавание у белых в гражданской войне 1918 – 1920 гг. // Вестник Воздушного Флота. 1920. №№ 3 – 4. С. 45.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика