Борьба за воздушное пространство на Севере России в годы Гражданской войны

Летно-технический состав 1-го Костромского авиаотряда. Зима 1918 г
А.Лашков
Алексей Лашков,
кандидат исторических наук, доцент
В настоящее время Воздушно-космические силы (ВКС) Российской Федерации наращивают свой потенциал в Арктике, создавая надежный щит от возможных агрессивных действий вероятного противника на дальних рубежах государства.
Один из первых отечественных опытов по боевому применению военного воздушного флота и подразделений воздушной обороны на севере страны, в том числе в арктической зоне, был получен в годы Гражданской войны и военной интервенции в России. События почти вековой давности, несомненно, вызывают повышенный интерес в обществе, в том числе связанный с историей начала создания системы защиты нашего государства в воздушной сфере в суровых условиях Крайнего Севера.

К концу Первой мировой войны основное снабжение русской армии западными союзническими державами шло по Северному морскому пути через порты Архангельск и Николай на Муроме (Мурманск). Однако вследствие недостаточно оборудованной транспортной сети значительная часть военного груза скапливалась в портах и на узловых железнодорожных станциях. Так, только в Архангельске к концу 1917 г. насчитывалось более 800 самолетов (английского и французского образца) в разобранном виде и большое количество авиационных моторов[1].

 

Односторонний выход Советской России из войны, подписание и ратификация Брест-Литовского мирного договора[2] с Германией и ее союзниками обязало пришедшую к власти коалицию левых сил пересмотреть свои отношения со странами Антанты. Последним предлагалось убрать с Кольского полуострова и Архангельской губернии все свои воинские подразделения и учреждения. В свою очередь Германия, выступая на стороне белой финской гвардии, в апреле 1918 г. перебросила на территорию бывшего Великого Финляндского княжества свою Балтийскую экспедиционную дивизию. При этом руководством рейхсвера вынашивались планы по захвату Мурманского края, а финским командованием – восточной части Карелии. В результате Россия могла лишиться единственной транспортной коммуникации (Мурманской железной дороги), связывавшей Кольский полуостров с центральными районами страны и всех военных запасов, накопившихся в Северной области[3] в годы войны. Развитие такого сценария не устраивало ни Советское правительство, ни бывших союзников России.

Последние, сделав ставку на Белое движение, планировали в дальнейшем превратить Север России в удобный плацдарм для продвижения вглубь страны и насильственного свержения Советской власти. Для маскировки своих целей представители стран Антанты 2 марта 1918 г. заключили с исполкомом Мурманского совета во главе с A.M. Юрьевым (Алексеевым)[4] так называемое «Словесное соглашение о совместных действиях англичан, французов, русских по обороне Мурманского края»[5], предварительно одобренное наркомом по иностранным делам РСФСР Л.Д. Троцким[6]. В том же месяце в Мурманском порту было высажено несколько иностранных десантов, что противоречило требованиям Брест-Литовского мирного договора. Рассматривая возможность возобновления военных действий со стороны Германии, с одной стороны, и интервенции Антанты – с другой, Советское правительство приняло меры по вывозу военного имущества из Северной области. С этой целью в г. Вологду была отправлена специальная комиссия под руководством члена коллегии Наркомата по военным делам М.С. Кедрова[7]. Этот шаг официальной Москвы вызвал неподдельное раздражение у представителей Антанты и поставил вопрос о прекращении временного сотрудничества с большевиками. 3 июня был утвержден план военной интервенции Северной области.

Англичане захватили Соловецкие острова и Онегу, взяв под полный контроль выход из Белого моря. 2 августа 1918 г., при активном содействии со стороны подпольных офицерских организаций, союзники высадили свой десант в Архангельском порту. Для его воздушной поддержки был задействован английский авиатранспорт (seaplane carrier) «Найрана» (HMS Nairana) с 4 гидропланами «Фэйри IIIC» (Fairey IIIС) на борту[8]. В ночь на 1 августа состоялась артиллерийская дуэль между советской дальнобойной батареей системы «Канэ» (о. Мудьюг) и английской военной эскадрой. Один из крейсеров союзников получил серьезные повреждения, сама батарея – уничтожена (корабельным огнем легкого крейсера «Аттентив» и действиями авиации)[9].

На следующий день в порту Архангельска появились союзные корабли под прикрытием своей гидроавиации. По словам очевидцев, «красноармейцы на Бакарице [район Архангельска] открыли по аэропланам ружейный огонь»[10]. В ответ один из английских крейсеров подверг длительному обстрелу городскую станцию Исакогорка. Вскоре над ней появились неприятельские самолеты, оказавшиеся в зоне зенитного огня. Красные «… обстреливали английские аэропланы… Стреляли с дамбы, в верстах полутора от Исакогорки. С аэропланов велись наблюдения за отступлением красных и эвакуирующимся населением»[11].

Предполагая возможный сценарий развития событий, советское правительство возложило на М.С. Кедрова руководство войсками Северо-Восточного участка отрядов «Западной завесы» – оперативного объединения всех действующих войск Севера России.

Узнав о возможности высадки противника в Архангельске, председатель Совета Народных Комиссаров (СНК) РСФСР В.И. Ленин обратился в Реввоенсовет Республики (РВСР) по вопросу использования авиации в борьбе с ним. Упор, в первую очередь, делался на бомбардировочные действия. По мнению же комиссара Главвоздухофлота А.В. Сергеева[12], вследствие отсутствия в Архангельской губернии оборудованных аэродромов, целесообразно было использовать гидроавиацию[13]. С этой позицией полностью согласилось руководство РВСР. Уже 9 августа был издан приказ об отправке на Архангельский участок фронта вновь сформированного Беломорского гидроавиаотряда (6 аппаратов типа М-9 с бомбовой нагрузкой)[14]. Одновременно туда же предполагалось перебросить две зенитные батареи, вооруженные 37-мм орудиями «для стрельбы по гидропланам»[15]. На решение Высшего военного совета председатель СНК РСФСР наложил резолюцию следующего содержания: «Немедленно дать просимое; сегодня же отправить из Москвы; дать мне тотчас имена 6 генералов (бывших) (и адреса) и 12 офицеров (бывших) Генштаба, отвечающих за точное и аккуратное выполнение этого приказа, предупредив, что будут расстреляны за саботаж, если не исполнят»[16]. К счастью, расстрелов удалось избежать.

Прибывший на фронт, на ст. Плесецкая (будущий северный российский космодром), Беломорский гидроавиаотряд поступил в распоряжение командующего Вологодским тыловым районом А.И. Геккера[17] с выполнением следующих задач: «Установить расположение противника и количество неприятельских судов в Архангельске и обеспечить воздушное прикрытие своих войск»[18].

18 августа 1918 г. в районе ст. Обозерская (131 км южнее г. Архангельска по железной дороге) прибывшая ранее из Петрограда железнодорожная зенитная батарея[19] (под командованием помощника Путиловского противосамолетного артиллерийского дивизиона Н. Фурсова) получила свое боевое крещение на Севере России. Артиллерийские расчеты обстреляли появившийся на железной дорогой неприятельский самолет, выпустив по нему 12 снарядов[20]. Низкую эффективность зенитного огня списали на недостаточную подготовленность расчетов («большинство номеров получили знакомство с артиллерийским делом всего лишь несколько дней тому назад»[21]) и плохое состояние материальной части.

На следующий день 1-я железнодорожная батарея Путиловского дивизиона, находившаяся на ст. Обозерская, вступила в бой с летательным аппаратом противника. На батарею «были сброшены две бомбы, осколками которых был пробит в трех местах вагон команды. Среди команды потерь нет. Первая бомба разорвалась в 5 саженях, вторая в 6 саженях. После двух удачных очередей аппарат был скренен на правое крыло и снизился в своем расположении»[22].

11 сентября из войск Северо-Восточного участка отрядов завесы была создана 6-я отдельная армия (ОА, командующие: М.С. Кедров, с ноября 1918 г. – А.А. Самойло[23]) со штабом в г. Вологде. В оперативное подчинение армии были переданы Северо-Двинская и Онежская военные флотилии. Основные боевые действия развернулись на Архангельском, Котласском и Вельском направлениях.

После высадки в г. Архангельске англичанами на острове Бакарица (в устье р. Двина напротив города) был развернут главный аэродром, где базировались самолеты типа RAF и размещались около 300 человек личного состава. Последний стал базой по формированию ВФ Северной области, основу которого составил Славяно-британский авиационный корпус (СБАК, Slavo-British Air Corps, SBAC).

В его составе к сентябрю 1918 г. было сформировано два авиаотряда, укомплектованных русскими летчиками под командованием подполковника А.А. Козакова[24] и капитана Н.И. Белоусовича[25]. В качестве трофеев в руки англичан попало 18 неисправных «Сопвичей» и 2 «Ньюпора», оставшихся на авиаскладе в Бакарице. Позднее 16 аппаратов удалось отремонтировать и использовать для нужд СБАКа.

Ранее в районе ст. Обозерская, выбив предварительно из нее красные подразделения, англичане оборудовали полевой аэродром, откуда летчики 1-го Славяно-британского авиаотряда (СБАО) и английского авиадивизиона «Де Хэвилендов» DH.9 капитана Робинсона совершали боевые вылеты в тыл Красных войск. Второй полевой аэродром был построен на р. Двине у села Березник, где разместился 2-й Славяно-британский авиаотряд. 17 сентября туда перебазировался и 1-й СБАО.

К этому времени Котласское направление приобрело важное оперативное значение. Оно выступало ближайшим рубежом, на котором могло произойти соединение бело-союзнических войск, находившихся в районе Архангельска, с частями белой Екатеринбургской группы[26], действовавшей на Пермском направлении. С целью исключить воздушную бомбардировку г. Котласа, красное военное командование возложило ответственность за его прикрытие с воздуха на летный состав Беломорского гидроавиаотряда. Одновременно были приняты меры по организации зенитной защиты войск и объектов ближнего тыла красных частей.

Для борьбы с неприятельской авиацией на суда Северо-Двинской флотилии начали поступать 37-мм зенитные орудия, а на суше стали формироваться взводы и батареи, вооруженные 76,2-мм полевыми пушками обр. 1902 г. на специальных самодельных тумбах. В октябре в Котласском районе были сосредоточены четыре авиационных отряда (16 аппаратов). Помимо воздушной разведки, бомбардировки неприятельских позиций и объектов, красные летчики осуществляли воздушную оборону ближнего тыла, действуя преимущественно из положения «дежурство на аэродроме». Только за период с 19 сентября по 8 октября 1918 г. в полосе 6-й ОА было отмечено 19 случаев полетов самолетов противника с различными целями (из них 14 бомбардировочных и 2 штурмовых). В результате под пулеметный обстрел попал пароход «Кижим» и небольшие повреждения (при падении бомбы) получил пароход «Мурман» (Северо-Двинская флотилия)[27]. В двух случаях по белым и английским аппаратам открывался зенитный огонь, один из них результативный – «самолет начал быстро снижаться по направлению к Селецкой»[28].

Тем временем воздушная группировка 6-й ОА была значительно усилена за счет сухопутной и морской авиации. В их числе Костромской авиагруппой 2-отрядного состава[29] (Е.И. Татарченко[30]), прибывшего в распоряжение командующего войсками Архангельского района. На вооружении авиагруппы имелось 10 самолетов, в основном – «Фарманы-30» и «Сопвичи».

Летно-технический состав был укомплектован лояльными советской власти пилотами и мотористами[31]. Также в августе 1918 г. на Северный фронт (по просьбе командования Северо-Восточного участка отрядов завесы) с Балтийского моря были переброшены вновь сформированные 1-й и 2-й морские истребительные авиаотряды (МИАО) для противодействия бело-союзной авиации. Общее руководство Управлением авиации и воздухоплавания (УАВ) 6-й ОА осуществляли военлет И.А. Буоб[32] и политический комиссар К.П. Кампин[33].

Первоначальное распыление воздушных морских сил, что, несомненно, сказалось на снижении их боеспособности, определило в дальнейшем объединение последних в октябре 1918 г. в Северный гидроавиационный дивизион. Появление новой структуры напрямую было связано с подчинением морской авиации Северодвинской флотилии. Командиром дивизиона (с января 1919 г.) стал С.А. Знаменский[34], комиссаром – М.Ф. Погодин. В 1919 г. гидродивизион был преобразован в Северный морской воздушный дивизион.

Зенитная артиллерия 6-й отдельной армии преимущественно строилась на основе малочисленных полевых батарей, вооруженных преимущественно орудиями обр. 1900 и 1902 годов.

Продолжение следует

[1] Куликов В. Славяно-британский авиационный корпус на Севере России // Авиамастер. 1999. № 1. С. 9.

[2] Брестский мир, Брест-Литовский (Брестский) мирный договор – сепаратный мирный договор, подписанный 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске представителями Советской России с одной стороны и Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства) – с другой. Ознаменовал поражение и выход Советской России из Первой мировой войны.

[3] Северная область, Северная Россия – в годы Гражданской войны (со 2 августа 1918 г. по февраль 1920 г.) автономное образование на севере европейской части России, под контролем войск Антанты и Белой армии. Административным центром был г. Архангельск. Власть принадлежала Временному правительству, где прочные позиции занимали эсеры во главе с Н.В. Чайковским.

[4] Юрьев Алексей Михайлович (псевдоним Алексеев) [10.1887 – ?], советский краевой руководитель (11.1917 – 09.1918). С осени 1918 г. по февраль 1920 г. на службе в администрации Северной области. В феврале 1920 г. осужден Московским Ревтрибуналом за преступную сдачу Мурманска к расстрелу с заменой на 10 лет тюрьмы. В январе 1922 г. досрочно освобожден. Дальнейшая судьба неизвестна.

[5] Васюков В.С. Предыстория интервенции. Февраль 1917 – март 1918. М. 1968. С. 291.

[6] Троцкий Лев Давидович (Бронштейн Лейба Давидович) [26.10(07.11).1879 – 20.08.1940], советский государственный и военный деятель. В годы Гражданской войны: нарком по иностранным делам (11.1917 – 03.1918), председатель Высшего военного совета (03 – 08.1918), Революционного военного совета РСФСР (08.1918 – 08.1919), одновременно – нарком по военным и морским делам РСФСР, затем – СССР (08.1919 – 01.1925), одновременно нарком путей сообщения РСФСР (1920-1921). Председатель Главного концессионного комитета (1925-1926). В 1929 г. по политическим мотивам выслан из СССР. Убит в результате покушения (1940).

[7] Кедров Михаил Сергеевич [24.02.1878 – 02.12.1941], советский государственный и партийный деятель. Окончил медицинский факультет Лозаннского университета (Швейцария). С ноября 1917 г. член коллегии Наркомата по военным делам, комиссар по демобилизации старой армии. В годы Гражданской войны: командующий войсками Северо-Восточного участка отрядов «Западной завесы» (с 08.1918), затем член РВС 6-й армии Северного фронта. С марта 1919 г. председатель Особого отдела ВЧК, член коллегии НКВД, уполномоченный ЦК РКП(б) по Южному и Западному фронтам. В послевоенный период на различных административно-хозяйственных и научных должностях. Необоснованно репрессирован (1941), реабилитирован (1953, посмертно).

[8] Куликов В. Славяно-британский авиационный корпус на Севере России. С. 9.

[9] Борьба за Советы на Севере (1918-1919) / Истпарт Архангельского Губкома ВКП(б).  Архангельск: Кооп. т-во «Призыв». 1926. С. 72.

[10] Там же, с. 96.

[11] Там же, с. 97.

[12] Сергеев Андрей Васильевич [1893 – 05.9.1933], советский военачальник, военный летчик. Окончил теоретические курсы летчиков (1915), Севастопольскую авиационную школу (1916). В Гражданскую войну: комиссар Главного управления РККВВФ (05 – 09.1918), начальник Полевого управления авиации и воздухоплавания действующей армии (Авиадарм) (09.1918-09.1921). Начальник Главного управления Воздушного Флота Республики (1921 – 1922). Трагически погиб в авиационной катастрофе (1933).

[13] Сергеев А.В. 5 лет строительства и борьбы Красного Воздушного флота. М. 1926.

[14] Хайрулин М.А., Кондратьев В.И. Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. М. 2008. С. 115.

[15] Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 3. Оп. 1. Д. 89. Л. 22.

[16] Там же.

[17] Геккер Анатолий Ильич [25.08.1888 — 01.07.1937], советский военачальник, комкор (1935). Окончил Владимирское военное училище. Участник Первой мировой войны: командующий 8-й армией Румынского фронта (1917 – 1918). В годы Гражданской войны: командующий Донецкой армией (03 – 05.1918), комиссар Беломорского ВО (05 – 08.1918), командующий Вологодским тыловым районом (08 – 12.1918), затем войсками Котласского района, командующий Астраханским укрепрайоном (12.1918 – 02.1919). Командир дивизии (02 – 04.1919), командующий армией (04.1919 – 1922). После войны на высоких руководящих должностях в РККА. Необоснованно репрессирован (1937). Реабилитирован (1956, посмертно).

[18] Иванов П.Н. Крылья над морем. М. 1973. С. 23.

[19] На железнодорожных платформах батареи устанавливались на вращающиеся тумбы два трехдюймовых зенитных орудия образца 1915 г., изготовленных на Путиловском заводе.

[20] Бастионы революции. Вып. II. Л. 1959. С. 57.

[21] Там же.

[22] Там же.

[23] Самойло Александр Александрович [23.10(04.11).1869 ‒ 08.11.1963], советский военачальник, генерал-лейтенант авиации (1940), профессор (1943). Окончил Алексеевское военное училище (1892), Академию Генштаба (1898). В Первую мировую войну ‒ в оперотделе Генштаба и Ставке ВГК, затем начальник штаба 10-й армии, генерал-майор. В годы Гражданской войны: заместитель командующего Западной завесой, начальник штаба Беломорского военного округа (02 – 11.1918). С ноября 1918 г. по апрель 1920 г. (в мае 1919 г. командовал Восточным фронтом) командующий 6-й отдельной армией. В 1920 – 1921 гг. ‒ помощник начальника Штаба РККА и одновременно начальник Всероглавштаба и член Высшего военного совещания. С 1922 г. начальник управления военно-учебных заведений, с 1926 г. на педагогической работе в Военно-воздушной академии. С 1948 г. ‒ в отставке.

[24] Козаков Александр Александрович [02(14).01.1889 – 19.07.1919], русский военный летчик-ас, подполковник (1917), майор Королевских воздушных сил Великобритании (1919). Окончил Воронежский кадетский корпус (1906), Елисаветградское кавалерийское училище (1908), Гатчинскую военную авиационную школу (1914). В Первую мировую войну: летчик 4-го корпусного (12.1914 ‒ 08.1915), командир 19-го корпусного (08.1915 – 02.1917) авиаотрядов и. д., затем – командир 1-й боевой авиагруппы (02 – 12.1917), временно и. д. командир 7-го авиадивизиона (12.1917) с оставлением в прежней должности. В ходе Гражданской войны в России: в резерве РККВВФ (04 – 06.1918), затем в Белой армии: командир 1-го Славяно-британского авиаотряда (08 – конец 1918), Двинского авиадивизиона СБАК (конец 1918 – 04.1919), летчик 1-го Славяно-британского авиаотряда (04 – 07.1919). Трагически погиб в авиакатастрофе (1919).

[25] Белоусович Николай Иванович [15(27).09.1890 – 17.03.1956], русский военный летчик, капитан (1918). Окончил Алексеевское военное училище (1914), Севастопольскую военную авиационную школу (1917), курсы высшего пилотажа (1917). В Первую мировую войну командир 14-го авиаотряда истребителей (08 – 10.1917). В ходе Гражданской войны в России: летчик 11-го авиаотряда истребителей РККВВФ (04 – 08.1918), затем в Белой армии: командир 2-го Славяно-британского авиаотряда (09.1918 – 08.1919), инструктор Спасской военно-авиационной школы на Дальнем Востоке (с 03.1920), позднее – в эмиграции.

[26] Екатеринбургская группа, образована 12 октября 1918 г. из войск Северо-Уральского фронта в составе Западного фронта Сибирской армии. Осенью 1918 г. действовала на Пермском направлении // Волков С.В. Белое движение. Энциклопедия гражданской войны. СПб. 2003. С. 188.

[27] РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 770. Л. 2.

[28] Там же.

[29] 15 января 1919 г. Костромская авиагруппа преобразована в 18-й разведывательный авиаотряд // РГВА. Ф. 188. Оп. 3. Д. 825. Л. 417.

[30] Татарченко Евгений Иванович [24.2(8.3).1893 – 12.1976], советский военный руководитель, военный летчик и теоретик, генерал-майор авиации (1940). На военной службе с 1915 г. Окончил кораблестроительное отделение Петроградского политехнического института (1915), Севастопольскую военную школу авиации (1916), Высшие военно-академические курсы Военно-воздушной академии (1923). В 1-ю мировую войну: охотник 1-й авиационной роты (1915), военный летчик 12-го авиационного отряда (05.1916 – 1917), заведующий технической частью того же отряда (1917). Прапорщик. В годы Гражданской войны в России: летчик 1-го, затем – командир 2-го авиационных отрядов Костромской авиагруппы, начальник авиаотряда штаба командующего Архангельским районом (07 – 11.1918), начальник авиации и воздухоплавания 7-й, 15-й армий (11.1918 – 03.1920), начальник авиации, полевого управления авиации и воздухоплавания, воздухофлота Западного фронта (03.1920 – 11.1921). Начальник ВФ действующей армии Республики (08 – 09.1921). В после военный период на командных и штабных должностях ВВС РККА. Начальник воздушно-десантной службы ВВС РККА (09.1932 – 01.1935), руководитель кафедры тактики ВВА РККА, преподаватель Военной академии командного и штурманского состава ВВС РККА (с 01.1935). Преподаватель и руководитель кафедр ВВИА им. проф. Н.Е. Жуковского, ВВА (Монино), заместитель начальника кафедры Военной академии Генштаба ВС СССР им. К.Е. Ворошилова. С 1951 г. в отставке.

[31] Хайрулин М.А., Кондратьев В.И. Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне. С. 117.

[32] Буоб Иван Адольфович [1(13).06.1889 – 18.01.1930], российский (советский) военный летчик, подпоручик русской армии (1915). Окончил 3 курса Электротехнического института (Германия), Теоретические курсы авиации при Петроградском политехническом институте Петра I, Офицерскую школу авиации Отдела Воздушного флота (1915). В Первую мировую войну: охотник, младший унтер-офицер 1-й авиационной роты (1914), летчик 32-го корпусного авиаотряда (10.1915 – 02.1917), 1-го отряда Авиационного дивизиона для охраны Императорской резиденции (02 – 04.1917), с апреля 1917 г. вновь в 32-м корпусном авиационном отряде. Председатель комитета 15-го авиаотряда истребителей (с 06.1917), с декабря – казначей отряда и член дивизионного комитета. В годы Гражданской войны в России: в РККА (с 02.1918), летчик 2-го Социалистического авиаотряда (с 02.1918). Член Петроградской коллегии по реорганизации ВФ и по организации авиации при 1-м корпусе РККА (03.1918). Командир отряда Костромской авиагруппы (06 – 08.1918), той же группы (08 – 09.1918), начальник авиации 18-й дивизии 6-й ОА, инспектор, затем – начальник управления авиации и воздухоплавания 6-й армии (09.1918 – 04.1919), летчик авиазвена Особого назначения при Восточном фронте (с 06.1919), помощник начальника Полевого управления авиации и воздухоплавания (с 04.1920), вр.и.д. начальника Воздушного флота действующей армии (с 10.07.1920). Личный пилот председателя РВС Республики Л.Д. Троцкого. После войны: командир авиационной эскадрильи (1922 – 1923), летчик-испытатель, с 1923 г. – линейный летчик Укрвоздухпути. Погиб в авиакатастрофе (01.1930).

[33] Кампин Кришьян Петрович [18(30).12.1877 – ?], советский военный руководитель. На военной службе с 1899 по 1906 гг. Участник русско-японской войны (1904-1905), Цусимского сражения (1905). В годы Гражданской войны в России: политический комиссар при начальнике управления авиации и воздухоплавания 6-й отдельной армии (с 28.10.1918 г.). В послевоенный период директор авиационного завода «Большевик». Необоснованно подвергся репрессиям (1938).

[34] Знаменский Степан Андреевич [07(19).09.1893 – 15.06.1981], подпоручик по Адмиралтейству (1917). Морской летчик. Окончил Симбирский высший технический институт, теоретические курсы авиации при Петроградском политехническом институте, Петроградскую школу морской авиации. На военной службе с 1915 г. В 1-ю мировую войну инструктор Бакинской школы морской авиации (1917 – начало 1918). В годы Гражданской войны в России: летчик 1-го морского истребительного авиаотряда (06.1918 – 01.1919), командир Северного гидроавиационного дивизиона (01 – 08.1919). Позднее в резерве чинов при штабе главнокомандующего войсками Северной Области, затем в войсках Мурманского района. Летчик Русского авиационного дивизиона (с 09.1919 – начало 1920), позднее в эмиграции.

 

 

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика