Расследование гибели Ю.А. Гагарина: мотивации и факты

МиГ-15УТИ
А.Миронов
Арсений Миронов,
доктор технических наук,
профессор
Чуть более года остается до 50-летия со дня гибели первого космонавта планеты Земля Юрия Гагарина.
Все прошедшие годы продолжается выдвижение и обсуждение версий причин случившегося — от невероятных, зачастую обусловленных просто жгучим желанием авторов вновь заявить о себе на удобном им для этого фоне, до свидетельств экспертов в сложнейшей области расследования авиационных происшествий, выступающих против потока измышлений. Экспертом наивысшей категории в отношении катастрофы 27 марта 1968 года по определению и по существу является член лётной подкомиссии Правительственной комиссии по ее расследованию А.Д.Миронов, на то время начальник НИО‑2 Летно-исследовательского института. И вновь, как в 2009* и 2013** годах, мы обратились к Арсению Дмитриевичу с просьбой сказать свое слово.

В настоящее время с использованием многих публикаций и личных записей мне удалось установить следующее. Официальное сообщение Правительства по расследованию катастрофы не опиралось на факты и содержало неубедительные предположения. В нем было указано, что наиболее вероятной причиной гибели экипажа было сваливание самолета в штопор при энергичном его отвороте от неожиданно появившегося метеозонда или, менее вероятно, при отвороте от входа в облако. Но метеозонда никто не видел, экипаж о нем не сообщал. Откуда он был запущен и какую информацию передал на землю — не выяснялось. Складывается впечатление, что его вообще не было! Ну а «отворот самолета от облака» — вообще бессмысленная фраза — самолет ведь летал в облаках!
Подробный анализ известных фактов и событий свидетельствует о том, что катастрофа произошла вследствие сочетания нескольких обстоятельств, связанных с человеческим фактором — деятельностью людей. Часть этих обстоятельств влияла на безопасность полетов, а другая не влияла, но их большое суммарное количество свидетельствует о низком уровне организации летной работы в полку. К числу первых в летный день 27 марта 1968 г. относится, например, решение B. C. Серегина выполнять полет, несмотря на неподходящие условия погоды, опоздание с вылетом почти на полчаса; незаконное начало выполнения задания в зоне, несмотря на неподходящие условия погоды; и, последнее, неподготовленность B. C. Серегина к действиям при попадании самолета на большие углы атаки. К этому нужно добавить не работавший радиовысотомер на аэродроме «Чкаловский» и давние сроки летных проверок инструктора B. C. Серегина. Выявлены и другие нарушения: не работала фотоприставка экрана планового радиолокатора на аэродроме; не был заряжен бумагой самописец высоты и скорости, имевшийся на борту; на самолете были установлены подвесные топливные баки, не предназначенные для аэродромных полетов.
С учетом сказанного реально процесс попадания самолета Гагарина – Серегина в катастрофическое положение представляется следующим.
В связи с опозданием Серегина на полеты (задержан у руководства) создались условия для спешки. B. C. Серегин принял неправильное решение взлетать на полчаса позже запланированного времени в условиях погоды, не пригодных для выполнения предстоящего задания. При полете от аэродрома в зону пилотирования самолет отклонился в сторону чужой зоны, в которой должен был летать другой самолет МиГ-15УТИ на высоте 3000 м (летчик Андреев); на это отклонение руководитель полетов не реагировал. На высоте 4200 м в зоне Ю. А. Гагарин доложил о достижении заданной высоты и начал выполнять задание (упражнение № 2 КУБП). Через 4 минуты (вместо необходимых ~14 минут) он сообщил об окончании задания и запросил разрешение на выход из зоны. Подробный анализ радиообмена и воздушной обстановки показал, что Ю. А. Гагарину принадлежит еще одна фраза (последняя): «высота две тысячи», произнесенная без позывного («625») очень встревоженным голосом, что свидетельствует о его стрессовом состоянии. Примерно в 10 ч 30 мин самолет упал на землю. Экипаж не предпринимал попыток катапультирования и погиб. Фраза «высота две тысячи» из последующих редакций расшифровки радиообмена была кем-то изъята и в последующем в официальном тексте не фигурировала.
На уровне знания информации о катастрофе (2016 г.) можно сформулировать следующее заключение.
Фактически катастрофа произошла вследствие сочетания неправильных решений, ошибочных действий персонала 70-го особого истребительного авиационного полка и службы управления полетами аэродрома «Чкаловский», приведших к попаданию самолета МиГ-15УТИ в непонятное для экипажа положение в облаках. Из-за недостаточной подготовленности инструктора попытки выхода из этого положения не удались. Полет закончился ударом самолета о землю.
В чем же причина такого расхождения между официальной версией катастрофы и фактами?
С большой степенью уверенности можно утверждать следующее. Уже в начале работы комиссии выяснилось, что, во-первых, самолет упал, будучи в исправном состоянии, во-вторых, что организация летной работы в полку (во всяком случае, в день катастрофы) была неудовлетворительной. Вина за это целиком лежит на военных — руководящем составе 70-го особого истребительного авиационного полка и на руководстве службы управления полетами аэродрома «Чкаловский». Председатель комиссии Д. Ф. Устинов как секретарь ЦК КПСС отвечал в стране за оборону и космос, а значит, через многих руководителей ВВС, и за безопасность полетов, в том числе и в 70-м полку. Поэтому появилось желание «искать внешнюю причину», а не разбираться в недостатках организации летной работы, в человеческом факторе, в ошибках.
В этой связи привлекает внимание следующий эпизод в работе летной подкомиссии. На очередном заседании (16 апреля) член летной подкомиссии генерал Модяев выступил с предложением: «Надо искать внешнее воздействие, которое поставило самолет в срывное положение».
Попытки напомнить о более актуальном направлении исследований — влияние «человеческого фактора» — не увенчались успехом. А ведь к этому моменту у подкомиссии уже накопился большой объем информации об ошибках в организации летной работы, неправильных действиях персонала! Это замалчивание продолжалось до конца работы подкомиссии и увело расследование от необходимости называть лиц, допустивших ошибки.
Но «внешние факторы» были названы: метеозонд и облака. Кроме того, получила распространение и версия летчика-космонавта А. А. Леонова: внешним фактором был самолет Су-15, взлетевший с аэродрома Раменское для выполнения испытательного задания на высоте 18 000 м и испугавший экипаж МиГ-15УТИ, выполнявший задание на высоте 4200 м!
Воспользовавшись схематизированной барограммой, построенной на основе расшифровки радиообмена летчиков самолетов МиГ-15УТИ (Гагарина — Серегина и Андреева), оказалось возможным ответить на наиболее загадочный вопрос о причине и месте попадания самолета МиГ-15УТИ Гагарина — Серегина в сваливание в штопор или в непонятное положение. При этом следует подчеркнуть, что другие известные версии не опираются на факты, а являются домыслами.
Базовое предположение состоит в следующем. Из-за опоздания вылета почти на полчаса и преждевременного окончания задания самолет Гагарина — Серегина примерно в 10:30 МСК на высоте 3000 м оказался в режиме снижения вблизи зоны, где начал выполнять задание Андреев. Расстояние между самолетами неизвестно, но оно могло быть в пределах взаимной видимости между слоями сплошной облачности. Визуальный контакт вызвал желание энергично отвернуться. Такой отворот мог вызвать то сваливание, с которым многие специалисты согласились.
Эта версия гораздо более реальная (и практически доказана), чем радио­зонд, самолет Су-15 или уклонение от облака.
Кто же был «носителем человеческого фактора», приведшего к катастрофе века. Без каких-либо сомнений должны быть названы два специалиста.
Это — проверяющий инструктор, он же командир полка Серегин В. С., совершивший и служебные, и личные ошибки при подготовке и при выполнении полета. Вторым должен быть назван руководитель полетов аэродрома «Чкаловский» Ярошенко, не обеспечивший работу группы управления полетами, допустившей опасное сближение самолетов из-за невнимательности к изображению на экране планового монитора.
Главное, на чем можно закончить: человеческий фактор, как причина катастрофы, на летной подкомиссии вообще не обсуждался!

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика