Объекты воздушного нападения – Стамбул и Босфорский пролив

А.Лашков

Из опыта 1-й Балканской и Первой мировой войн

Алексей ЛАШКОВ,
редактор раздела «Хронограф»
журнала «Авиапанорама», кандидат исторических наук, доцент
Поддержка турецким правительством террористических организаций в современном военном конфликте на Ближнем Востоке заставляет обратиться к недавнему прошлому. Воинственная политика официального Стамбула в череде войн первой четверти ХХ века привела не только к распаду некогда великой Оттоманской империи, но и к воздушным бомбардировкам ее столицы со стороны авиации сопредельных государств и военных коалиций.

Петров

Поручик Симеон Петров в кабине одноместного Блерио-XI. 1-я Балканская война 1912-1913 гг.

Download PDFСкачать статью в формате PDF

Эта статья представлена на сайте в виде отдельно-скачиваемого файла в формате PDF. Нажмите на эту ссылку чтобы скачать файл на свой компьютер.

В период 1-й Балканской войны 1912-1913 гг. столица Турции – г. Стамбул (Константинополь) впервые стала рассматриваться в качестве объекта нападения с воздуха. После падения Одринской (Эдирнской) крепости, основного форпоста османов на северо-западе Турции, болгарские летчики приступили к планирования воздушного налета на главный город империи. Первоначально предполагалось совершать вылеты с аэродрома Черкезкъой (в 60 км от г. Стамбула), позднее для этой цели приспособили передовую летную площадку в Кабакчакьое. Первая попытка воздушной бомбардировки столицы Турции была предпринята 14(27) марта 1913 г., завершившаяся в результате наступления сумерек безрезультатно. В ней приняли участие летчики поручик С. Петров (болгарин, на «Блерио-XI») и Э. Бюри (швейцарец на болгарской службе, на «Фармане»)[i]. На следующий день Бюри удалось достигнуть границ Стамбула и сделать круг над городом. На его перехват был поднят турецкий аэроплан, но швейцарец сумел от него оторваться.

В начале апреля болгарский Генеральный штаб предложил организовать бомбардировку неприятельской столицы с целью заставить турецкое правительство прекратить военные действия и подписать мирный договор на выгодных для Болгарии и ее союзников условиях. В связи с этим 26 марта (7 апреля) в налете на Стамбул должен участвовать биплан типа «Соммер» (летчик – Э. Бюри). Однако по неизвестной причине бомбардировка не состоялась[ii]. Окончание войны исключило возможность болгарским летчикам достичь поставленной цели. Позднее ее с успехом реализовали русские  авиаторы.

С вступлением 20 октября (2 ноября) 1914 г. в Первую мировую войну Турции на стороне Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии и Италии) г. Стамбул стал объектом нападения со стороны союзных (по блоку Антанта) военных воздушных сил.

20 апреля (3 мая) 1915 г. морская авиация русского Черноморского флота (ЧФ) впервые подвергла воздушной атаке турецкую столицу (главную базу турецкой армии и флота). В результате одиночного налета нашего гидросамолета на кварталы города было сброшено несколько бомб, что вызывало панику среди местных жителей[iii]. Данное событие наглядно показало, что морская авиация способна успешно работать на значительном удалении от своих воздушных станций, решая не только разведывательные, но и бомбардировочные задачи.

Позднее в небе Стамбула было отмечено появление союзного самолета. В коротком воздушном бою он заставил ретироваться турецкий дежурный истребитель, поднятый в воздух по тревоге. Столичные зенитные подразделения по ошибке открыли по нему огонь, не причинив при этом аппарату особого вреда[iv].

Вышеуказанные факты наглядно показали уязвимость турецкой столицы от нападения воздушных сил Антанты.

Русская летающая лодка М-5

 18(31) июля и 7(20) августа главный город Оттоманской империи вновь подвергся воздушной бомбардировке со стороны русской морской авиации. Как указывалось в официальной сводке Ставки Верховного Главнокомандующего (СВГК): «Два русских летчика, пролетев над Константинополем[v], бомбардировали Топ-Ханэ и разные кварталы азиатского берега. Убито и ранено 40 человек»[vi]. Ранее налет совершил одиночный самолет[vii].

Отметилась в небе турецкой столицы и союзная (франко-английская) авиационная группа, атаковавшая военные объекты города в ночь с 1(14) на 2(15) августа 1915 года[viii].

После определенного затишья, 1(14) апреля 1916 г. три английских гидросамолета совершили налет («воздушную экспедицию») на Стамбул. Целью воздушной бомбардировки стали «пороховой завод в Зейтунлыке [Зейтинбурну] и ангары аэропланов»[ix]. Также удару с воздуха подвергся Ешилкёей (Сан-Стефано). По данным турецкой стороны – в результате бомбардировки пострадали пожарные здания, имевшие военное значение[x]. В нескольких местах города возникли пожары. Само появление «неприятельских аэропланов вызвало в населении большую панику»[xi].

По сведениям британского адмиралтейства морские самолеты в целом преодолели расстояние в 300 морских миль (450 км), поднявшись с авианесущего корабля в Мраморном море. Однако в целом это нападение не принесло для англичан должных результатов[xii].

При подготовке Босфорской десантной операции (март 1917 г.) по планам СВГК действующей русской армии предполагалось задействовать свыше 150 гидросамолетов, с целью захвата и удержания господства в воздухе и содействия морским и сухопутным силам в решении поставленных задач. Однако Февральская революция в России (1917 г.), повлекшая за собой смену политического строя в стране, исключила такую возможность. Тем не менее, русская авиация продолжала периодически появляться в районе Босфорского пролива.

Георгиевский кавалер морской летчик лейтенант М.М. Сергеев

 12(25) марта 1917 г. 8-й гидроотряд ЧФ направился в район Босфора, чтобы осуществлять воздушную разведку и аэрофотосъемку береговой черты и уничтожение артиллерийских батарей, расположенных на мысе Кара-Бурун. Через день группа наших гидросамолетов осуществила воздушный налет на населенный пункт Деркос (в 40 км северо-западнее г. Стамбула) и сбросила «до 50 бомб на водокачку, питающую Константинополь водой»[xiii]. В ходе зенитного обстрела один из аппаратов получил пробоину в бензинном баке. В результате гидросамолет был вынужден опуститься на воду. Не имея с ним никакой связи, руководство группы кораблей ЧФ, находившейся возле берегов Турции, посчитало его сбитым и приняло решение вернуться на свою базу в г. Севастополь. В свою очередь турецкая сторона обнаружила наш аппарат и для захвата его отправила военную шхуну. Экипаж летающей лодки (морской летчик лейтенант М.М. Сергеев и наблюдатель унтер-офицер Ф. Тур) встретили противника метким пулеметным огнем, предварительно направив свой гидросамолет на судно противника. После скоротечного боя турецкая команда взяла курс к берегу и попыталась оторваться от преследования. Однако продолжавшийся пулеметный обстрел заставил турецких моряков спешно спустить на воду шлюпку, оставив шхуну русским летчикам в качестве трофея. Последние сняли со своего летательного аппарата «компас, пулемет и ценные принадлежности» и перенесли все на судно. Предварительно затопив летающую лодку, морлеты «пошли на шхуне под парусами к нашим берегам. Выдержав по пути сильный шторм, 19 марта [1 апреля] шхуна подошла к Джерлыгачской косе (западнее г. Перекопа), откуда летчики на миноносце доставлены были в Севастополь»[xiv]. За этот подвиг лейтенант М.М. Сергеев удостоился золотого Георгиевского оружия.

23 марта (5 апреля) состоялся очередной поход к Босфору нашего морского отряда ЧФ, имевшего в своем составе три гидротранспорта, с целью оценки состояния оборонительных сооружений на входе в пролив. В первом вылете, в ходе которого была проведена тщательная аэросъемка выбранного района, участвовало 8 летающих лодок, одновременно на турецкие артиллерийские батареи было сброшено семь пудовых бомб (112 кг). В ходе очередного налета гидросамолеты столкнулись с активным сопротивлением со стороны турецкой авиации. Последние стремились навязать нашим летчикам воздушные бои и, в свою очередь, атаковали русские корабли. Для отражения вражеских атак была задействована часть «летающих лодок» истребительного типа. Экипажу гидросамолета М-11 (летчик прапорщик М. Кулевич и наблюдатель поручик В. Остроградский) пришлось выдержать шесть воздушных боев. Несмотря «на полученные после третьей стычки повреждения мотора неприятельскими пулями, аппарат продолжал оставаться в воздухе и еще три раза отогнал неприятельский аэроплан [«Альбатрос»], пытавшийся приблизиться к нашим судам; всего этот аппарат [М-11] получил 28 пулевых пробоин»[xv]. Позднее за свой подвиг летчики были удостоены ордена Св. Георгия IV-й степени.

В мае 1917 г. Ставка Верховного Главнокомандующего посчитала целесообразным отложить «военное решение Босфорского вопроса» на неопределенное время, тем исключив возможность действий нашей авиации на одном из важных операционных направлений. Тем временем, союзники России по Антанте, наращивая успех на Месопотамском фронте, продолжали воздействовать на глубокий тыл Оттоманской империи и, в первую очередь, на ее столицу.

Первый крупный воздушный налет со стороны союзников на Стамбул был совершен франко-английской авиацией в ночь с 9(22) на 10(23) июля 1917 г. В ходе налета были сброшены бомбы на военные заводы в Макрикёе и Ешилкёе, на Сераскерат (военное министерство), на базу подводных лодок и на миноносец «Ядигар», который был поврежден, а затем затонул[xvi].

Германский линейный крейсер «Гёбен» под турецким флагом

 В налете принимал участие бомбардировщик нового типа «Хэндли Пэйдж O/100» с целью уничтожения германо-турецкого линейного крейсера «Гёбен» (Goeben), стоявшего в то время на якоре в Стамбуле.

При повторном воздушном налете на турецкую столицу (сентябрь 1917 г.) вследствие неполадки с двигателем «Хэндли Пэйдж O/100» совершил вынужденную аварийную посадку в районе залива Херос (Xeros) и был захвачен в плен (вместе с экипажем) подразделениями турецкой армии.

В последующие месяцы Стамбул продолжал ощущать на себе воздействие неприятельской авиации без какого-либо серьезного ущерба для города[xvii].

 

[i] Жирохов М. Ты помнишь, как всё начиналось. Авиация в Первой Балканской войне // Авиамастер, 2003. № 3. С. 12.

[ii] Там же.

[iii] Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1915 г. Ежегодник ИВАК. Т-ва А.С. Суворина. С.-Петербург: «Новое Время», 1915. С. 13.

[iv] Там же. С. 15–16.

[v] Старое название Стамбула (до 1453 г.). В русских официальных документах упоминался как «Константинополь».

[vi] Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1915 г. С. 43.

[vii] Там же. С. 38.

[viii] Там же. С. 42.

[ix] Русский инвалид, 1916. № 91. С. 5.

[x] Там же. № 92. С. 2.

[xi] Там же. С. 3.

[xii] Лудшувейт Е.Ф. Турция в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. / Военно-политический очерк. М.: Издательство Московского университета, 1966. С. 138–139.

[xiii] Русский инвалид, 1917. № 65. С. 1.

[xiv] Там же. № 70. С. 1.

[xv] Морской сборник, 1917. № 5. С. 101.

[xvi] Герман Лорей. Операции германо-турецких морских сил в 1914–1918 гг. М.: ООО «Издательство «Полигон», 2003. С. 386–387.

[xvii] Лудшувейт Е.Ф. Турция в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. С. 139.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика