С повышением боеготовности и боевой эффективности мне по пути

Г.Шибанов
Георгий Шибанов Автор публикуемых страниц – доктор технических наук, профессор, действительный член международных академий астронавтики и информатизации, заслуженный деятель науки и техники РФ, генерал-лейтенант в отставке Георгий Петрович ШИБАНОВ был представлен нашим читателям в № 3-2013 () и в №1-2014 г. В «Авиапанораме» продолжается публикация глав его будущей хроникально-документальной книги. Начало серии автор посвятил оставившему заметный след в истории развития отечественных ВВС и авиационной отрасли, а также в памяти авиационной общественности нашей страны Главкому ВВС (1969-1984) Павлу Степановичу Кутахову.

Продолжение, начало в № 5-2014

Су-24

ПРИМЕР РАБОТЫ ОДНОЙ ИЗ МНОГИХ КОМИССИЙ, СОЗДАВАВШИХСЯ ПО УКАЗАНИЮ ГЛАВКОМА ВВС КУТАХОВА П.С. ДЛЯ УСКОРЕНИЯ ПРОЦЕССА ОСВОЕНИЯ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ 3- И 4-ГО ПОКОЛЕНИЙ

В начале мая 1977 года по указанию Главкома ВВС заместитель Главнокомандующего ВВС по инженерно-авиационной службе — главный инженер ВВС Скубилин В.З. принял решение о проверке прицельно-навигационных комплексов (ПНК) истребителей-бомбардировщиков Су-17М2. Требовалось выявить причины недостаточной эффективности боевого применения этого самолета и найти пути их устранения на примере дислоцированной на аэродромах Черляны и Луцк авиационной дивизии, получившей Су-17М2 на вооружение одной из первых в ВВС. Для этой цели была создана комиссия в составе представителей 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС, ОКБ им. П.О. Сухого и упомянутой авиадивизии. В комиссию планировалось включить и представителей ГНИКИ ВВС из г. Ахтубинска (ныне — ГЛИЦ имени В.П. Чкалова), 4-го Центра боевого применения и переучивания летного состава ВВС и аппарата главного инженера ВВС. Однако никто из этих трёх организаций участия в работе комиссии не принял, переложив основной объём предстоящей работы на плечи представителей 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС и ОКБ им. П.О. Сухого.
В соответствии с приказом Главного инженера ВВС председателем комиссии был назначен начальник Управления проблем эксплуатации авиационного вооружения и авиационного оборудования 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС Шибанов Г.П., а его заместителем — один из руководителей ОКБ им. П.О. Сухого Попов Ю.В. С учётом реально складывающейся обстановки мною было принято решение работу комиссии организовать в рамках пяти специализированных рабочих групп: анализа результатов боевого применения самолётов базирующегося в Луцке авиаполка; проверки юстировок и сопряжения устройств ПНК; проверки эксплуатационно-технической документации и выполненных доработок; средств объективного контроля и тренажной техники; анализа предложений и рекомендаций лётчиков и специалистов инженерно-авиационной службы полка и дивизии.
Специалисты ОКБ им. П.О. Сухого с необходимым для работы оборудованием и с технической документацией выехали из Москвы в Луцк на автобусе. Основной же состав комиссии во главе с председателем 16.07.1977 г. в 8.30 вылетел на вертолётах из Люберец в Кубинку, откуда на самолете — летающей лаборатории Ан-12 — в Черляны. После короткой беседы с местным командованием и обеда, оставив в местном полку часть комиссии, вылетели из Черлян в Луцк.
Не дожидаясь прибытия представителей ОКБ им. П.О. Сухого, которые оказались в Луцке лишь спустя 12 часов, в 16.30 я собрал оказавшийся на месте руководящий состав авиационного полка и дивизии и провёл с ними первое совещание по обсуждению нашего дальнейшего плана работы. В каждую из пяти рабочих групп комиссии были включены по рекомендации местного командования конкретные специалисты соответствующего профиля. После этого начальнику штаба авиационного полка была поставлена задача напечатать пять экземпляров плана работы комиссии для передачи их руководителям рабочих групп. Подписи плана и его утверждение командиром дивизии перенесли до прибытия и ознакомления с ним Попова Ю. В. и других специалистов ОКБ им. П.О. Сухого. Аналогичный план работы комиссии был отработан и для авиаполка, базирующегося на аэродроме Черляны, где организация всех работ была возложена мною на начальника отдела проблем эксплуатации авиационного вооружения 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС Вьюнкова С.М.
На следующий день в 7.30 утра состоялся разговор с прибывшим ночью Поповым Ю.В. Последний распределил представителей ОКБ по рабочим группам и после полуторасуточных колебаний и всяческих отговорок подписал, наконец, план работы комиссии. Основное недовольство с его стороны было вызвано тем, что объём работ по составленному плану оказался значительно больше предполагаемого им, и тем, что в преамбуле к приказу чётко не оговорено, что же в ВВС подразумевают под юстировкой прицельно-навигационного комплекса вообще и применительно к Су-17М2, в частности.
Чтобы прекратить демагогический настрой гражданского персонала, комиссии пришлось провести совещание и на нём официально дать пояснение, что «под юстировкой любого прицельно-навигационного комплекса, в том числе и установленного на самолёте Су-17М2, специалистами ВВС понимается совокупность операций по взаимному согласованию осей оружия и функционально объединённых прицельных устройств с системой координат, связанной с летательным аппаратом, для обеспечения при правильном прицеливании заданной точности боевого применения». Наша задача состоит в том, чтобы обеспечить точность боевого применения на всех режимах полёта не ниже той, что задана в тактико-технических требованиях (ТТТ) на самолёт.
Каждой из рабочих групп была поставлена конкретная задача, и в тот же день выполнен полёт одного из самолётов на бомбометание. Анализ полученных результатов показал, что имеется систематическая ошибка — снос бомбы вправо на 34 метра при курсе подхода к полигону, равном 338°, с доворотом на 38°. При подлёте к полигону направление ветра совпадало с направлением полёта, угол сноса был равен нулю. При развороте на цель с креном более 30° доплеровский измеритель скорости и угла сноса ДИСС-7 ушёл «в память», а затем примерно 10 с не выдавал в прицел сигналов. На новом курсе ветер стал боковым, и сброс бомб осуществлялся без учёта сноса, или новый угол сноса начинал вводиться с запаздыванием. В результате этого бомбы на пикировании ушли вправо и немного назад от цели.
Сопоставительный анализ результатов бомбометаний, выполненных ранее на данном полигоне с других самолётов той же серии, показал, что для повышения точности бомбометания с пикирования необходимо повысить быстродействие сопряжённого с ДИСС-7 вычислителя В-144 при отработке задач по скорости в 4,5 раза и по углу сноса — в 2,3 раза. Такой вычислитель под маркой В-144м по рекомендации комиссии, благодаря имевшемуся научно-техническому заделу, был срочно разработан Рыбинским заводом и доставлен в Луцк. Облёт самолёта с новым вычислителем решили провести в два этапа. Вначале со старым вычислителем без ускоренной отработки задач по скорости и углу сноса, а затем с новым на одном и том же самолёте при одинаковых исходных данных полёта (курс на полигон, крен при довороте на боевой курс, тот же боевой курс и идентичные метеоусловия в районе полигона). Облёт был проведен командиром дивизии, и его результаты подтвердили эффективность нового вычислителя. Комиссия приняла решение рекомендовать командованию заказать опытную партию вычислителя В-144м, провести его всесторонние лётные испытания и обеспечить опытную эксплуатацию с целью последующего решения о запуске в серийное производство.
Для проверки сопряжения прицельно-навигационных комплексов с другими бортовыми системами и их юстировки были выбраны один учебно-боевой («спарка») и два боевых самолёта (с б/н 39 и 47) пятой серии. В процессе юстировки по рекомендуемой промышленностью технологии было установлено, что решение комплексных задач, например на прицеле ПБК-3, как на «спарке», так и на боевых самолётах практически невозможно. Так, по данной технологии по высотомеру необходимо задавать высоты, подобные 1367 м, без какого либо допуска, а ширина стрелки указателя перекрывает шкалу на 5…7 м и сами датчики высоты имеют погрешность до ± 4 % . Нечто подобное имеет место и при выполнении проверок и сопряжении прицелов с ДИСС-7, когда по цифровому частотомеру рекомендуется устанавливать частоту без всякого допуска до четвёртого знака, например, 8362 Гц. На каждую точку выставки это отнимает в среднем 1 минуту времени, а всего их — 28.
При юстировке и проверке сопряжения прицельно-навигационного комплекса самолёта № 39 выявлено, что установочная платформа блока КВ-1 системы курсо-вертикали (СКВ) поставлена на заводе с ошибкой в 1,5°. Приспособление для установки углов флюгарки датчика углов атаки и скольжения (ДУАС) имеет шкалу установки с делениями в 0,1° (6 угловых минут), а по технологии выполнения сопряжения ДУАС с прицелами требуется установка углов с точностью до 1 угловой минуты — это абсурд. Поэтому фактически работу по сопряжению пришлось выполнять не по флюгарке, а по потенциометру ДУАС, напряжение с которого контролировалось цифровым вольтметром.
В процессе юстировки и контрольного облёта всех трёх самолётов была выявлена недостаточная жёсткость рамы вычислителя В-144 и появление из-за этого ненадёжного контакта в штепсельных разъёмах, через которые вычислитель подсоединяется к ДИСС-7, а отсюда и нарушение сигнальных цепей последнего. Из-за необходимости внесения в эксплуатационно-техническую документацию большого количества правок и вследствие непредвиденных обстоятельств, связанных с установочными ошибками завода-изготовителя самолётов и конструктивно-эксплуатационными недоработками разработчиков бортовых систем, входящих в ПНК, всем членам комиссии пришлось работать по 12…14 часов в сутки без выходных и какого-либо отдыха. Этому способствовало и то, что в процессе юстировки была выявлена поломка одного из блоков лазерного дальномера «Фон», на двух боевых самолётах оказался неисправным ПБК-3 и, наконец, на одном из самолётов отказало бортовое аналого-цифровое вычислительное устройство (АЦВУ). Все выявленные отказы, недостатки и неисправности членами комиссии были устранены, и самолёты были приведены в боеготовое состояние. Однако, в целом, комиссия пришла к выводу, что вся прицельно-навигационная система (комплекс) слишком чувствительна к малейшим изменениям входных параметров, и результаты юстировки сильно зависят от температуры окружающей среды. Эти и другие недостатки нашли отражение в 21 пункте Акта комиссии с соответствующими конкретными рекомендациями и предложениями по их устранению на всём парке находящихся в эксплуатации самолётов типа Су-17М2.
К сожалению, в период работы комиссии и в Луцке и Черлянах шли обложные дожди, нижняя кромка облаков была не выше 100 м. Поэтому контрольные полёты на полигон для оценки результатов боевого применения после проведенных комиссией работ по сопряжению и юстировке прицельно-навигационных комплексов осуществить не удалось. Эту задачу по моей просьбе командующий воздушной армией переложил с наших плеч на командира дивизии. А чтобы такая «перекладка» была результативной, мне пришлось провести соответствующий инструктаж лётчиков и руководителей инженерно-авиационной службы авиационных полков и дивизии, которые должны были участвовать в проведении лётных экспериментов. Результаты работы экипажей на полигоне оказались даже выше ожидаемых (выше того, что было первоначально задано тактико-техническими требованиями). Об этом было доложено командованию ВВС 01.06. 1977 г. c приложением в табличной форме полученных количественных показателей боевого применения.
После окончания всех запланированных работ и утверждения Акта командующим воздушной армией начались, как это было и ранее в большинстве случаев, мучения, связанные с преодолением всяческих трудностей по организации отправки членов комиссии в Москву. Из Кубинки в Черляны был запланирован самолет — летающая лаборатория Ан-12, где её ожидала часть комиссии от ВВС во главе с Вьюнковым С.М. Группа членов комиссии, представлявших 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС в Луцке, по замыслу командования НИИ, должна была прибыть в Черляны транспортом дивизии. Однако в дивизии не нашлось свободных транспортных средств, и я принял решение всех, находившихся в Луцке, отправить в Москву на автобусе «Икарус», принадлежавшем ОКБ им. П.О. Сухого. За 6 часов до нашего отъезда из Луцка я попросил заместителя командира дивизии по инженерно-авиационной службе сообщить по служебной линии связи в Черляны Вьюнкову С.М., чтобы нас не ожидали и вылетали домой самостоятельно. Через два часа я напомнил ему о моей просьбе. Он ответил, что «мне напоминать не надо, я уже всё сделал». На поверку данное заявление оказалось не соответствующим действительности. 25 мая 1977 г. в 10.00 мы выехали на автобусе из Луцка, а в 12.00 из Черлян в Луцк прилетел наш самолёт с группой Вьюнкова С.М.
Из-за безответственного отношения к делу командования полка и дивизии Вьюнков С.М. и экипаж летающей лаборатории ничего не могли узнать о том, где мы и что делать дальше. На выяснение того, что все члены комиссии из Луцка убыли в Москву на автобусе ОКБ им. П.О. Сухого, прибывшие из Черлян потратили несколько часов. Впустую был израсходован ресурс самолёта и топливо, создалась нервозная обстановка в коллективе, и всё из-за одного высокомерного лгуна — заместителя командира дивизии по ИАС, который, как оказалось, и всё командование полка и дивизии ввёл в заблуждение. По решению главного инженера ВВС, через два месяца он был уволен в запас.
На автобусе ехали по южной дороге более 1400 км через Ровно, Новоград-Волынский, Чернигов, Киев и далее по новой трассе на Внуково с въездом в Москву на Ленинский проспект. Даром, что сравнительно новый, «Икарус» выдал нам немало «чудес». Например, вслед за обрывом карданного вала, на переднем правом колесе оказался повреждённым корд и колесо пришлось менять.
Впечатления о посещении бывшей Западной Украины (Луцк, Волынская и Ровенская области, Коломыя, Иваново-Франковск) остались двоякие. В сельской местности добротные хаты, у каждого двора сад, поля ухоженные, крыши домов из оцинкованного железа, шифера или черепицы. Дома, как правило, кирпичные. В магазинах всех городов имеется мясо, масло, молоко, овощи. Снабжение бесперебойное. Колоссальный контраст с сельской глубинкой даже центральной части России, в которой явно просматривается нищета и убогость… К сожалению, везде много праздно шатающихся парней и девиц, лохматых и курящих, шастающих по улице табунами с наглым, нарочито вызывающим и пренебрежительным ко всем окружающим видом. В воздухе витает дух неприкрытого национализма и высокомерия по отношению к русским и представителям других национальностей…

ОДИН ИЗ ПРИМЕРОВ ПОСЕЩЕНИЯ ГЛАВКОМОМ ВВС КУТАХОВЫМ П.С. 4-ГО ЦЕНТРА БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ И ПЕРЕУЧИВАНИЯ ЛЕТНОГО СОСТАВА ВВС

В субботу 16 июля 1977 года Главнокомандующий ВВС, члены Военного совета, при участии руководителей НИИ ВВС, одного специалиста по боевому применению из 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС, двух представителей Управления вооружения ВВС и встречавших в Липецке начальников отделов Управления боевой подготовки ВВС посетили 4-й Центр боевого применения и переучивания летного состава (ЦБПиПЛС). Основная цель его посещения Главнокомандующим ВВС состояла в следующем: натурный показ модели боевых действий всеми современными типами самолётов фронтовой авиации и вертолётами армейской авиации. Обратила на себя внимание точность прибытия Главнокомандующего ВВС на аэродром Чкаловский — ровно в назначенные им 8.00.
На аэродроме в Липецке Главнокомандующий ВВС был тепло встречен пионерами, руководителями Липецкой области и командованием центра. По-отечески, со свойственным ему вниманием, он обошёл построенный на аэродроме личный состав, поговорил с лётчиками и со специалистами инженерно-авиационной службы. В этих коротких беседах большое внимание было уделено недостаткам авиатехники, выявленным в авиационных полках, эксплуатирующих самолёты МиГ-27 и Су-17М2. В частности, было обращено внимание на то, что, например, на самолёте МиГ-27 при стрельбе из пушки ГШ-6-30 из-за возникающих больших ударных перегрузок и вибрации отказывает радиосистема ближней навигации (РСБН) и нарушается юстировка лазерного дальномера «Фон». Из-за отсутствия в войсковых частях контрольно-поверочной аппаратуры «Кожух» возникают серьёзные затруднения при проверках и выполнении регламентных работ на упомянутом выше дальномере. При бомбометании и с МиГ-27, и с Су-17М2 возникают большие затруднения из-за ухода «в память» доплеровского измерителя скорости и угла сноса (ДИСС-7) , поскольку сопряжённый с ним вычислитель В-144 первой серии имеет недостаточное быстродействие.
Комиссия Главного инженера ВВС, работавшая в Луцке в мае месяце, отработала конкретные рекомендации, позволившие создать новый вычислитель В-144м с ускоренной отработкой по углу сноса и путевой скорости. Как показали экспериментальные полёты, внедрение в практику нового вычислителя позволит обеспечить обнуление данных от ДИСС-7 при углах крена более 30 О, что, как правило, характерно при доворотах самолёта на боевой курс. Обращаясь к сопровождавшим его начальникам заказывающих управлений Цымбалу А.А. и Григорьеву Н.И., Главком ВВС потребовал от них ускорить процесс доработки всего парка этих двух типов самолётов новыми вычислителями.
После беседы с личным составом на аэродроме Главком ВВС и сопровождающие его лица (10 генералов и полковник Шибанов Г.П.) на двух вертолётах Ми-8 вылетели на смотровую площадку (наблюдательный пункт) полигона. На полигоне в большой палатке за 30 минут был организован обед, после которого все направились на смотровую площадку. Следует отдать должное командованию 4-го Центра и личному составу, принимавшему участие в показе: проведение показа продумано было до тонкостей и реализовано на практике превосходно. С наблюдательного пункта мы увидели настоящие боевые действия фронтовой авиации по уничтожению хорошо оборудованного аэродрома в составе таких объектов, как взлётно-посадочная полоса (ВПП) размером 2200 на 100 м, рулёжная дорожка, командный пункт, пункт управления с радиолокационной станцией (РЛС), железо-бетонные укрытия (ЖБУ) для летательных аппаратов, штаб роты охраны, танки, зенитные установки и комплекс объективной оценки преодоления противовоздушной обороны с двумя имитаторами тепловых головок наведения, имитирующими ракетные системы «Чепорел» и «Редай».
Практический показ модели боевых действий сопровождался хорошо синхронизированным дикторским текстом и предварительным пояснением каждой из включённых в модель 19 операций на хорошо иллюстрированных плакатах, которые были размещены на наружных стенах наблюдательного пункта смотровой площадки.
В соответствии с предложенной моделью «боевые действия» развивались в следующей последовательности. В самом начале с целью проведения общей разведки района боевых действий на предельной скорости проходит МиГ-25РБ. Затем, примерно с таким же курсом, вдоль ВПП проходит с целью доразведки пара Як-28Р с выбросом тепловых ловушек. Сразу же за ними, при ещё опускающихся тепловых ловушках, детальную разведку проводят три МиГ-21Р, один из которых оснащён телевизионными средствами разведки, осуществлявшими передачу изображения подлежащих уничтожению объектов на видеоконтрольное устройство наблюдательного пункта смотровой площадки. С направления, перпендикулярного ВПП, пара МиГ-21бис наносит удар по скоплениям личного состава и средствам ПВО аэродрома с помощью неуправляемых реактивных снарядов типа С-5. В это же время из засады в режиме висения на высоте примерно 20 м два вертолёта Ми-24Д производят пуски противотанковых управляемых ракет типа «Фаланга» по танкам. Один из пусков приводит к прямому попаданию и возгоранию танка.
После этого удара, используя складки местности и лесной массив, скрытно подходят ещё два вертолёта Ми-24Д, и на скорости порядка 200 км/ч производят как пуски ракет «Фаланга» по оставшимся танкам, так и обстрел аэродрома неуправляемыми реактивными снарядами типа С-5к и С-5ок. Практически одновременно с вертолётами МиГ-27 наносит удар по командному пункту и ВПП ракетами типа Х-23, а Су-17М2 производит пуск противорадиолокационной ракеты типа Х-28 по РЛС пункта управления. В последнем случае имеет место прямое попадание и полное разрушение РЛС.
С другого направления подходят две пары МиГ-27 и осуществляют удар по самолётным стоянкам, оставшимся зенитным средствам и рулёжным дорожкам посредством снарядов типа С-5, зажигательных баков и бомб типа ОФАБ-100 и 250ТУ. Практически без задержки к аэродрому подходят истребители «противника» (МиГ-21бис) и завязывается воздушный бой с двумя истребителями прикрытия МиГ-23М — пара на пару. В это же время три пары Су-17М2 наносят удар управляемыми ракетами Р-60 по «взлетающим самолётам» дежурного звена — два прямых попадания.
Одно из звеньев МиГ-27 штурмовыми бомбами калибром 250 кг наносит удар по позициям комплекса ПВО «Хок», а другое — неуправляемыми ракетами С-24 по железобетонному укрытию. По ЖБУ также наносится удар парой Су-17М2 с помощью бомб ОФАБ-250тс и ракет типа Х-23 и С-24. В этот же момент времени одиночный самолёт Су-17М2 наносит удар по центру ВПП штурмовой крупнокалиберной бомбой ОФАБ-500Ш, а другой — по складам ракетой Х-25 с использованием системы наведения типа «Прожектор». По топливохранилищам и подъездным путям удар наносится парой Су-24 с помощью упомянутых выше ракет типа Х-23, С-25 и С-8. Наконец, заключительный удар наносится по ВПП фронтовым бомбардировщиком Су-24 пятью бомбами ОФАБ-500.
Через 30 секунд над районом боя пролетает самолёт Як-28Р с системой ТАРК, и на видеоконтрольные устройства наблюдательного пункта смотровой площадки в реальном масштабе времени передаётся телевизионное изображение тех объектов, по которым был нанесен удар.
На заключительном этапе показа подполковником Ломакиным осуществляется высший пилотаж на самолёте МиГ-21бис. Каскад фигур заканчивается перевёрнутым полётом в течение 7 секунд и последующей бочкой. Далее осуществляется проход всех типов самолётов фронтовой авиации 3-го поколения по парам с набором высоты.
После завершения работы на полигоне состоялась беседа Главкома ВВС на наблюдательном пункте со всеми сопровождавшими его лицами и командованием 4-го ЦБПиПЛС. Была поставлена задача все полёты проанализировать в 10-дневный срок по расшифрованным плёнкам средств объективного контроля типа «Тестер», МСРП, САРПП-12 и др. По результатам анализа отработать рекомендации по реализации проигранной модели боевых действий фронтовой и армейской авиации для объединений. Главком посоветовал больше приближать полигонную обстановку к кризисной, вначале точно выводить на цели самолёты с помощью прицельно-навигационных комплексов, а затем уже после удара ракетами Р-60 по взлетающим самолётам бить по горящим точкам и коридорам для создания пожаров, заторов, пробок и вывода из строя системы управления аэродромного узла. По завершении беседы с Главкомом ВВС все присутствовавшие на наблюдательном пункте смотровой площадки полигона на вертолётах Ми-8 перелетели на аэродром Центра, где состоялась встреча с участвовавшим в показе лётным и инженерно-техническим составом.
Главнокомандующий ВВС выразил своё удовлетворение результатами показа и отметил , что при продемонстрированном на показе мастерстве «личный состав ВВС способен выполнить любую поставленную задачу». Однако попросил не зазнаваться и особое внимание обратить на критические режимы полёта, изучить внимательно сегодняшние данные средств объективной контроля результатов каждого выполненного полёта. Всем участникам показа объявил благодарность и указал, что Военный Совет ВВС выделил наиболее отличившимся 20 именных часов. В заключение остановился на том вое о так называемых «правах человека» в СССР, который идёт с Запада и нагнетаемой ими международной напряжённости. С учётом этого он призвал всех присутствовавших к дальнейшему совершенствованию боевой подготовки. Речь главного маршала авиации Кутахова П.С. была эмоциональной, насыщенной дельными советами и страстной — такой, что мурашки по телу бежали.
С аэродрома сопровождавшие Главкома ВВС лица и командование 4-го ЦБПиПЛС на машинах направились в гарнизон, где в конференц-зале штаба Центра состоялось заслушивание начальника Центра генерал-лейтенанта авиации Бобровского Альберта Ивановича. В своём обстоятельном докладе Бобровский охарактеризовал 4-й ЦБПиПЛС ВВС как объединение, в которое входит 14 исследовательских отделов по родам авиации, 3 авиационных полка, отдельная вертолётная авиаэскадрилья, звено связи (всего 148 летательных аппаратов), а также пять частей обеспечения.
В процессе доклада он умело пользовался прекрасно оформленными плакатами, где были отражены не только сведения о составе Центра, его связях с другими организациями и поставленным перед ним задачам, но и по каждому из летательных аппаратов подробно приведены задачи, которые должны быть решены в 1977 году (словесно и в виде графиков и таблиц). Обращают на себя внимание отработанные Центром рекомендации для войск по полётам Су-24 в боевых порядках с использованием радиолокатора переднего обзора «Орион» и теплопеленгатора ТП-23Е, а также работы совместно с 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС по повышению точности бомбометания в автоматическом режиме с МиГ-25РБ (с высот выше 20 000 м). Правда, пока результаты такого бомбометания нельзя признать хорошими: в квадрат 2 × 2 км попадает лишь 36 % бомб.
После доклада Главком ВВС отметил, что необходимо серьёзно думать о разработке методики обучения лётного состава с учётом индивидуальных особенностей обучаемых, поскольку более 70% всяких неприятностей оказывается по вине личного состава строевых частей. По завершении процесса заслушивания начальника Центра состоялся осмотр стендов с аппаратурой медицинского контроля состояния лётного и инженерно-технического состава, командного пункта, тренажных залов, зала со стендовыми комплектами различных прицельно-навигационных комплексов, в том числе и ПНС-24, с классами по системам авиационного вооружения, по самолётным системам и авиадвигателям, с кабинетом расшифровки носителей информации бортовых средств объективного контроля результатов полётов и их анализа. Знакомясь с представленными на стендах трудами 4-го Центра боевого применения ВВС, Главком обратил внимание на проблемы, связанные с необходимостью повышения точности определения результатов боевого применения различных средств поражения. К их числу он отнёс, в частности, проблемы разработки надёжной методики засечки точек попадания средств поражения, определения точности выхода летательного аппарата в точку сброса средств поражения, обоснования требований к полигонам и к их оборудованию.
Везде образцовый порядок. В гарнизоне чисто и чувствуется, что порядок и чистота поддерживаются здесь постоянно, а не только аврально, в связи с прибытием высокого начальства и представителей прессы, которые могут найти беспорядок и грязь даже там, где их нет и никогда не было.
После осмотра гарнизона и ужина в лётной столовой вылетели на аэродром Чкаловский.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика