С повышением боеготовности и боевой эффективности мне по пути

Г.Шибанов
Георгий Шибанов Автор публикуемых страниц – доктор технических наук, профессор, действительный член международных академий астронавтики и информатизации, заслуженный деятель науки и техники РФ, генерал-лейтенант в отставке Георгий Петрович ШИБАНОВ был представлен нашим читателям в № 3-2013 () и в №1-2014 г. В «Авиапанораме» продолжается публикация глав его будущей хроникально-документальной книги. Начало серии автор посвятил оставившему заметный след в истории развития отечественных ВВС и авиационной отрасли, а также в памяти авиационной общественности нашей страны Главкому ВВС (1969-1984) Павлу Степановичу Кутахову.

Продолжение, начало в № 5-2014

Очередное посещение Главнокомандующим ВВС Кутаховым П.С. 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС

В АВИАЦИИ МЕЛОЧЕЙ НЕ БЫВАЕТ!

13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС демонстрирует промышленности и военным представительствам резервы повышения надежности техники

18.12.1975 г. Партконференция 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС. Главнокомандующий ВВС П.С. Кутахов прибыть на неё не смог и поручил от своего имени выступить на ней своего заместителя по инженерно-авиационной службе В.З. Скубилина. В частности, он сказал, что в 1975 году при весьма высокой активности 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС в строевых частях ВВС и на предприятиях промышленности велась борьба за качество освоения новой авиатехники. «Работа вашего института оценивается командованием ВВС очень высоко. Передаю вам большое спасибо от Главкома ВВС П.С. Кутахова. Он просил передать вам, что в 1976 году задачи усложнятся, поскольку усложнилась до предела международная обстановка – угроза войны на Востоке возрастает». Далее Скубилин сказал, что необходимо ещё сильнее обращать внимание на повышение боеготовности, на повышение точностных характеристик прицельно-навигационных комплексов и доведение их до значений, заявленных в тактико-технических требованиях. Надо своевременно определять нужды строя, его проблемы. Больше связи со строем и с промышленностью. По мнению Главкома ВВС, во второй половине 1970-х особую значимость приобретает работа управлений института, возглавляемых Шибановым Г.П. и Княжевым И.И. (начальник НИУ радиоэлектронного оборудования. — Прим. ред.), поскольку от них в наибольшей степени зависят качество и сроки освоения новой авиационной техники войсками в плане её боевого применения.

16-21.11.1976 г. Выполнение заданий Главкома ВВС на Свердловском приборостроительном и Уральском оптикомеханическом заводах.

В строевых частях ВВС при эксплуатации самолётов фронтовой и вертолётов армейской авиации наибольшее число неисправностей и отказов имело место на оборудовании, основными поставщиками которого были Свердловский приборостроительный и Уральский оптико-механический заводы (СПЗ и ОМЗ). В связи с этим Кутаховым П.С. было принято решение о необходимости установления личных контактов начальника управления проблем эксплуатации авиационного вооружения и авиационного оборудования 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС с руководителями военных представительств на этих заводах и о совместном выявлении истинных причин выпуска данными заводами изделий, имеющих крайне низкую надёжность и существенно снижающих боеготовность строевых частей.

После согласования вопросов с заместителями Главкома ВВС по инженерно-авиационной службе и вооружению (Скубилиным В.З. и Мишуком М.Н.) я вылетел в Свердловск, где с 16 по 19 ноября работал на СПЗ и с 20 по 21 ноября 1976 г. – на ОМЗ.

В первую очередь необходимо было руководителям и всем специалистам военных представительств показать влияние поставляемой ими аппаратуры и оборудования на результаты решения задач боевого применения; подробно остановиться на том, к чему приводят отказы лазерных дальномеров «Фон», «Клён», тепловых головок самонаведения типа «Иней», ТГС-59; прицелов бомбометания типа О15Т; всей группы гироагрегатов и гироприборов типа АГИ, АГД, НВК и др.

Во-вторых, надо было оценить на месте состояние дел с выпуском контрольно-проверочной аппаратуры (КПА) типа «Кожух» для лазерных дальномеров, а также КПА для новейших управляемых ракет типа Р-55 и прицелов типа 015Т, без которой невозможно было обеспечить их боеготовность, выполнить необходимые регламентные работы и подготовить их к боевому применению.

В-третьих, требовалось разъяснить недопустимость сложившегося на данный момент времени состояния дел с эксплуатационно-технической документацией (ЭТД), которую они пытаются представить ВВС на согласование и на месте разобрать несколько наиболее показательных примеров. Посмотреть, как на деле заводы реализуют рекомендации 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС по ежеквартальным сводкам лётных происшествий и предпосылок к ним и, если они реализуются, то разобраться совместно с военпредами и специалистами заводов, почему в строевых -частях ВВС продолжаются предпосылки к лётным происшествиям по вине поставляемой ими техники. Количество таких предпосылок, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (при том же парке находящихся на эксплуатации ЛА), возросло.

В-четвёртых, договориться с военными представительствами на данных заводах о совместных работах по повышению эксплуатационной надёжности выпускаемых заводами изделий, эксплуатируемых в строевых частях фронтовой и армейской авиации.

В день прилёта в Свердловск встретился с руководителями военных приёмок Свердловского приборостроительного завода (Монаковым Б.М.) и Уральского оптико-механического завода (Тороповым Н.И.). Сразу же договорились о порядке работы на заводах и о том, что на СПЗ 19.11.1976 г. состоится представительная конференция по качеству выпускаемых заводом изделий. Монахову Б.М. порекомендовал связаться с НИИ, возглавляемым Пилюгиным Н.А., в котором разработаны гироскопические приборы с подшипниками, выполненными в виде воздушной или гидро-подушки. Их гироприборы работают годами на космических аппаратах типа «Марс» и «Венера», а гироприборы, выпускаемые СПЗ с обычными подшипниками – только несколько десятков часов даже при использовании их на ЛА гражданской авиации, где они подвергаются значительно меньшим нагрузкам, чем на ЛА военного назначения.

С Тороповым Н.И. договорились о том, что он в наш адрес завтра же отправляет эксплуатационно-техническую документацию (ЭТД) на дальномер «Клён» и контрольно-проверочную аппаратуру «Кожух». Пришли к единодушному решению о необходимости отправки на совместные государственные испытания первого экземпляра КПА «Кожух» в ГНИКИ ВВС, а второго экземпляра – в распоряжение 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС для размещения его на летающей лаборатории прицельно-навигационных комплексов самолётов типа МиГ-27 и Су-17М2, М3. Необходимость последнего диктовалась тем, что поставляемая в строевые части в комплекте 1:10 контрольно-проверочная аппаратура для проверки дальномера «Фон», не позволяет контролировать дальномер «Клён» и двухканальный вариант «Фон». Кроме того, она не обеспечивает контроля энергии излучения. По своим функциональным возможностям КПА «Кожух» вполне удовлетворяет эксплуатацию. Однако представляется громоздкой, поскольку включает около 30 блоков и устройств, среди которых имеется и неудобная в транспортировке тренога со сменными платформами для установки дальномеров «Фон» и «Клён» соответственно. Попросил разработчиков КПА подумать о возможности уменьшения её массы и габаритов. Отнеслись к просьбе с пониманием.

По моей просьбе Торопов Н.И. в конце рабочего дня пригласил для беседы разработчиков прицела О15Т. Сообщил им о том, что в строевых частях ВВС при перепадах температуры (как и на ранних стадиях эксплуатации этого прицела) имеет место сильное запотевание телевизионной системы, и на экране изображение становится неразборчивым. Часто заедает червячно-винтовая пара в системе наведения. Оказалось, что эти недостатки им известны, но пока они порадовать ничем не могут, хотя работают интенсивно и постоянно по их устранению.

17…18.11.1976 г. знакомился с производством на Свердловском приборостроительном заводе. Предварительно для руководящего состава завода и военных представительств обоих заводов сделал доклад о влиянии отказов и неисправностей выпускаемых ими изделий на результаты боевого применения различных типов летательных аппаратов фронтовой и армейской авиации. Начал доклад в 8.30. Вопросов было множество, еле уложились к 14.00. Все вопросы были по делу. Особое внимание было уделено гиромоторам типа ГМА-4ПЮ и ГУА-2Д, а также датчикам угловых скоростей типа 22-В. В вопросах сквозило желание большинство отказов приписать либо потребителям их продукции, либо поставщикам комплектующих изделий. Так, весьма резонно бесконечные отказы авиагоризонтов АГБ-3 были адресованы Казанскому вертолётному заводу, поскольку данный завод установил авиагоризонт при его массе 6 кг на кронштейны приборной доски толщиной всего 0,8 мм. Из-за этого идёт повышенный уровень вибрации, приводящий, в конечном итоге, к преждевременному износу вращающихся элементов. Резонной представлялась и тревога руководителей завода, руководителя военной приёмки по поводу отказов таких комплектующих элементов, как печатные платы и креноскопы.

После обеда мы с руководителем военной приёмки составили и к вечеру отправили две шифртелеграммы: на Казанский вертолётный завод и изготовителям печатных плат и креноскопов. Шифровки были подписаны руководителями завода, военной приёмки и мной. Через сутки получили ответы. Первым из них нас уведомили, что принято решение толщину кронштейнов под установку авиагоризонта увеличить до 1,5 мм. Во втором было отмечено, что изменена технология изготовления печатных плат и ужесточён выходной контроль креноскопов.

Конец рабочего дня и весь следующий день был посвящён ознакомлению с цехами завода и технологией изготовления и контроля поставляемых ВВС изделий, беседам на рабочих местах с руководящим составом цехов, технологами, конструкторами ОКБ при заводе и рабочими. Создалось впечатление, что мероприятия, проводимые на заводе, нельзя отнести к радикальным. Обращала на себя внимание сильная запылённость атмосферы на участках сборки электронных узлов (залог последующих отказов). Низка культура производства. В механических цехах грязь и не убираемые регулярно кучи металлической стружки, в том числе и стружки из цветных металлов. Процветает штурмовщина, при которой примерно 60% продукции выпускается в 3-ю декаду месяца, и это – из месяца в месяц. Неритмичную работу завода его руководители пытались объяснить нерасторопностью предприятий-поставщиков комплектующих.

На последних сваливали и большое количество рекламаций, которые шли косяком из войсковых частей и эксплуатирующих подразделений гражданской авиации. Несмотря на то, что заводом и ОКБ при нём внесено с момента начала выпуска их продукции 2329 конструктивных изменений по нашим ежеквартальным сводкам и сводкам управления технической эксплуатации Министерства гражданской авиации, до сих пор имели место 30 постоянно повторяющихся отказов и неисправностей, которые классифицируются как предпосылки к лётным происшествиям.

По-видимому, одним из бичей, снижающих надёжность выпускаемых изделий, являлась сильная текучесть кадров: менялось в год более 15% квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников. Не меньший вклад в дело снижения надёжности изделий вносился плохим метрологическим обеспечением измерений и слабой технологической дисциплиной. Технологов в цехах много (по 10…12 человек), но они занимаются в основном самодеятельностью, составлением всяких сводок и отчётов, оформлением наглядной агитации, проведением политических бесед и т.д. Создавалось впечатление, что рабочие трудятся без постоянного технологического контроля и наставничества, кто во что горазд. Технолог должен быть в цехе, а не в кабинете, особенно на таком производстве, как сборка и отладка приборов точной механики с массой сложнейших электронных узлов и автоматикой.

19.11.1976 г. состоялась конференция Свердловского приборостроительного завода по качеству выпускаемой продукции. На обсуждение было вынесено три доклада: главного инженера завода Резидора В.Б., главного контролёра Шалайко Г.М. и заместителя главного инженера по эксплуатации Чиркова Г.Н. По теме докладов выступило 8 специалистов различных цехов и руководитель военного представительства. В конце конференции пришлось выступить и мне по вопросам, связанным с недостатками эксплуатационно-технической документации, представляемой мне заводом на согласование и поставляемой им в строевые части ВВС. И докладчики, и выступающие в весьма резкой форме критиковали недостатки работы завода, которые приводят к низкому качеству выпускаемой им продукции, и давали конкретные рекомендации по их устранению.

Докладчики и выступающие отмечали существенное повышение квалификации эксплуатационников. Свидетельством этого является то обстоятельство, что в 1975 г. и особенно в 1976 г. резко снизилось количество отказов систем и агрегатов по вине эксплуатации. Так, например, в 1976 г. за 10 месяцев было 84 рекламации по приборам типа АГД, из которых 42 – по вине производства, 20 – по отказам комплектующих элементов и 22 – по конструктивно-производственным недостаткам. При этом по вине эксплуатации ни одного отказа данного типа приборов не зафиксировано. Вместе с тем, по авиагоризонтам АГБ-3 из 119 рекламаций 16 были отнесены к тем, в которых явно просматривается вина эксплуатации. В частности, отмечались факты небрежности при эксплуатации приборов, которые проявлялись в сильном их загрязнении, в том числе и подшипниковых узлов гиромоторов, в потёртости изоляции, а иногда и в порывах проводов при выполнении регламентных работ и при подключении КПА. К сожалению, в строевых частях ВВС не прекращаются попытки переноса гироблоков при ещё вращающихся гиромоторах, что из-за возможной прецессии гироскопов приводит к поломке их осей, деформации рамок, порыву проводов, повреждению потенциометров и другим негативным последствиям.

Много нареканий было в адрес карточек учета отказов и неисправностей. На примере двух воздушных армий, штабы которых дислоцировались в Хабаровске и Чите, было показано, что такие карточки в строевых частях составляются крайне небрежно. В большинстве случаев по сложным агрегатам и системам внешние проявления отказа или неисправности не соответствовали указанным в карточках причинам. По существующим карточкам нельзя выявить тенденции изменения надёжности изделий после выполнения их доработок по бюллетеням и сделать выводы об эффективности таких доработок. В них отсутствуют сведения о наработке изделий, дате их изготовления и номере серии, об условиях эксплуатации (температура, влажность, запылённость атмосферы), о типе летательного аппарата, на котором эксплуатируется изделие, об условиях боевого применения.

Со стороны заместителя главного инженера по эксплуатации была выражена настойчивая просьба о необходимости классификации отказов и неисправностей раздельно по наработке для гарантийных изделий, для изделий, выработавших гарантийный ресурс, но не выработавших ещё назначенного технического ресурса, и, наконец, для изделий, выработавших технический ресурс. Используя трибуну конференции, руководство завода решило переложить со своих плеч на плечи ВВС проведение работ, связанных с испытаниями изделий по назначению им технического ресурса, когда испытания ведутся до полной потери изделием его работоспособности. Основной мотив этого предложения базируется на том, что завод якобы не имеет возможности проведения ресурсных испытаний и что он должен давать лишь гарантийный ресурс, за который несёт как юридическую, так и материальную ответственность.

После 14.00 на конференцию в полном составе прибыло военное представительство на Уральском оптико-механическом заводе во главе с Тороповым Н.И. Поэтому в своём выступлении я постарался осветить вопросы, в равной мере относящиеся как к Свердловскому приборостроительному заводу, так и к Уральскому оптико-механическому заводу. В начале выступления отметил, что ВВС не может взять на себя ресурсные испытания всей номенклатуры выпускаемых заводами изделий, тем более что на заводах имеются соответствующие стенды, а у ВВС их нет. Мы можем взять на себя лишь представление заводам общих методик проведения ускоренных и эквивалентных испытаний и принять методическое участие в их проведении на стендах заводов.

Затем остановился на требованиях к эксплуатационно-технической документации и к рекомендациям по её дальнейшему совершенствованию. Указал, что громоздкость ЭТД неизбежно ведёт к ошибкам в эксплуатации, а посему без ущерба для дела нужна её минимизация по объёму и максимизация по наглядно-графическому представлению необходимых при эксплуатации сведений. Напомнил военным представительствам заводов о необходимости безусловного выполнения действующего приказа заместителя Главкома ВВС по вооружению Мишука М.Н., запрещающего направлять в строевые части и в 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС (для согласования) ЭТД, выполненную на синьке. Она должна изготовляться типографским путём или, в наихудшем случае, печататься на ротапринте. Для неё требуется использовать рекомендуемый в приказе формат и единые обложки. Необходимо, чтобы ЭТД шла на согласование в 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС не со всех предприятий, выпускающих различные комплектующие изделия, а лишь от предприятий-разработчиков комплексных систем и систем, имеющих самостоятельное функциональное назначение.

Поскольку возникли серьёзные разногласия между потребностями эксплуатации и требованиями режимных органов в части технических описаний и инструкций по эксплуатации бортового оборудования, то Управление эксплуатации и ремонта ВВС приняло решение эти виды ЭТД выпускать в двух вариантах: один с соответствующим грифом для ремонтных органов и технико-эксплуатационных частей с включением в него принципиальных схем, раскрывающих принципы построения и функционирования этих систем, а также их функциональные связи с другими объектами конкретного летательного аппарата, а второй вариант без грифа в сокращённом виде без принципиальных схем и функциональных связей – для групп обслуживания строевых частей. Все высказанные мною рекомендации и просьбы военпредами обоих заводов были приняты к руководству и исполнению.

Весь рабочий день 20.11.1976 г. и до середины следующего знакомился с Уральским оптико-механическим заводом, где впервые по заданию заместителей Главкома ВВС по инженерно-авиационной службе и по вооружению был в конце августа 1974 года. Культура производства на нём за два с лишним года заметно улучшилась и оказалась существенно выше, чем на Свердловском приборостроительном заводе. В цехах – чистота. Все рабочие и инженерно-технические работники завода работают в чистой спецодежде, а в сборочных цехах – в белых халатах и лёгких головных уборах. На участках отладки лазерных дальномеров и головок самонаведения управляемых ракет, охлаждаемых жидким азотом, строго соблюдаются соответствующие меры безопасности. Эксплуатационно-техническая документация соответствует предъявляемым со стороны ВВС требованиям и печатается в собственной типографии завода.

Из беседы с руководством завода понял, что причина замедления работ по лазерным дальномерам «Клён» и «Рябина» в интересах ВВС состоит в расширении объёма разработок в интересах Военно-морского флота и Ракетных войск стратегического назначения. На заводе – три военных представительства, каждое из которых, преследуя интересы своего вида Вооружённых Сил, пытается расширять свою тематику, но это возможно лишь в ущерб другим. В 1976 г. на заводе производилось перераспределение рабочей силы и производственных площадей в пользу тематики РВСН и частично ВМФ. По указанию заместителя Главкома ВВС Мишука М.Н. пришлось об этом докладывать непосредственно Главкому ВВС Кутахову П.С.

Следует отметить, что по итогам эксплуатации в 1977 г. количество рекламаций на продукцию Свердловского приборостроительного и Уральского оптико-механического заводов по вине производства и конструктивно-производственным недостаткам сократилось более чем на 70 %. Существенно возросло качество поставляемой в строевые части эксплуатационно-технической документации. По подготовленному мной ходатайству Главкома ВВС Кутахова П.С. перед министром авиационной промышленности в течение одного квартала на УОМЗ примерно на 30 % была увеличена численность высококвалифицированных рабочих и инженерно-технического персонала в тех цехах, которые были ориентированы на выпуск продукции в интересах ВВС.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика