Легкий истребитель. Иная точка зрения

Г.Скопец
Георгий СКОПЕЦ,
системный аналитик доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Друш IMG_7759 (2)

На портале «Военное обозрение» 21.01.14 г. была опубликована статья «Лёгкий истребитель?», появившаяся как-то сразу после НТС ВПК, посвященного данному вопросу. Консолидированное решение НТС можно изложить тремя словами: «Лёгкому истребителю – быть!». Однако у автора статьи на этот счет имеется свое особое мнение. Не отвергая право автора на собственное мнение, попробуем проанализировать статью с научных позиций, задавшись при этом рядом системных и технических вопросов.

Вопрос первый: Можно ли говорить о нецелесообразности включения лёгкого истребителя в систему вооружения, не рассматривая саму систему в качестве объекта анализа? (Примечание: система (от греч. Systema – целое, составленное из частей; соединение) – множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих определенную целостность, единство). Во всех учебниках по теории систем стоит твердое «НЕТ». Автор же статьи, исходя из правильных по сути рассуждений с использованием информации, носящей частный, не системный характер, делает системный вывод: «Таким образом, можно сделать вывод, что целесообразность разработки ЛФИ в настоящее время неочевидна из-за трудностей с реализацией в данном размерном классе ключевых элементов технологии малозаметности, примененных в F-22 и ПАК ФА. А так же отсутствием большого гарантированного рынка, который позволил бы оправдать огромные вложения в разработку машины. Кроме того, для ЛФИ отсутствует и в ближайшее время не появится подходящий двигатель».

Весь системный анализ автор уложил в следующую фразу: «…Огромные пространства в условиях разреженной аэродромной сети делают ставку на тяжелые машины оправданной, по крайней мере, имеет смысл иметь их много, и не факт, что это дороже использования в основном легкой техники, т. к. последней потребуется больше». Очень похоже на: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны» из известного произведения Шота Руставели. И еще: «Да и пилотов на один построенный самолет за время его службы подготавливается много, на каждого уходит прорва денег еще до того, как он в первый раз сядет в кабину машины, на которой будет служить. А пресловутое отношение 70% легких, 30% тяжелых, взято с потолка». А это уже А.П. Чехов: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Вот, собственно, и все решение сложнейшего системного вопроса.

А о чем говорила и говорит пока еще не до конца уничтоженная прикладная военная авиационная наука? Наука результатами математического моделирования говорит о том, что только за счет оптимизации структуры двухсамолетного парка истребителей может быть достигнут прирост комплексного показателя «эффективность/затраты» до 20% (рис. 1). При оптимизации на уровне всей оперативно-тактической авиации (ОТА) выигрыш за счет включения лёгкого истребителя в систему боевых средств ОТА составит порядка 5% (рис. 2). Так и должно быть, поскольку, чем выше уровень показателя качества системы, тем положе протекает его зависимость от параметра-аргумента (тем меньше выигрыш). Однако в любом случае это сотни миллиардов рублей российских налогоплательщиков за жизненный цикл.

Приведенные на рисунке 1 результаты получены методом математического моделирования боевого функционирования расчетного авиационного формирования (РАФ) смешанного состава. Они получены при условии оптимального распределения задач между легким и тяжелым истребителями в соответствии со следующей логикой:

— при решении задач обеспечения ударной авиации на глубину, лежащую за пределами РЛ-поля, используются тяжёлые истребители (ТИ). Мощная БРЛС и повышенный запас УСП позволяют им создавать собственное информационное поле и максимизировать число обслуживаемых целей;

— при решении задач прикрытия войск и объектов фронта используются лёгкие истребители (ЛИ), поскольку в условиях дальности обнаружения воздушных целей (ВЦ) наземными РЛС, ограниченной радиогоризонтом, боевые возможности тяжелого истребителя не будут использованы полностью;

— тяжёлые истребители используются в случае, если потери лёгких превысили величину, требующую пополнения РАФ.

Собственно, с этим согласен и автор статьи, вот, например: «Если вернуться в российские условия, то в первую очередь нам нужно обеспечить собственную ПВО, и если ударную авиацию в случае угрозы войны можно перебросить на угрожаемое направление, то истребители ПВО должны быть готовы к вылету в любой момент».

Приведенные на рис. 2 результаты получены при условии оптимального распределения задач ОТА между всеми авиационными комплексами (АК), входящими в ее состав, с учетом степени их многофункциональности (способности эффективно решать разнородные задачи без переоборудования АК). Результаты получены при условии реализации в России уникального двухсамолетного парка истребителей, отличающихся размерностью. Данное обстоятельство обусловило актуальность их классификации по массе.

Таким образом, приведенный выше вывод о нецелесообразности разработки в настоящее время лёгкого истребителя представляется необоснованным. К тому же он не соответствует не только российским условиям, для которых получены приведенные выше результаты оптимизации парков, но и мировому опыту. По утверждению самого автора: «Легкие это как раз те машины, которые составляют основу парка ВВС развитых стран».

Продолжение в номере 2-2014

2 Комментариев для Легкий истребитель. Иная точка зрения

  1. Из всего выше написанного понял одно если Россия мировая держава а не региональная то необходимо наличае авианесущих кораблей и легкой истрибительной -палубной авиации и развитие ее необходимо наряду с ПАК ФА

1 Trackbacks & Pingbacks

  1. Георгий Скопец: системный подход плюс здравый смысл | Авиапанорама

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика