Подготовка научных кадров – не царское это дело

Г.Шибанов
Георгий ШИБАНОВ,
доктор технических наук,
профессор, действительный член
международных академий
астронавтики и информатизации,
заслуженный деятель науки
и техники РФ
Высказывания министра и экс-министра Минобрнауки В.Ливанова и В.Филиппова говорят о том, что науку и образование предполагается сделать в России самоокупаемыми отраслями хозяйства. При этом возникает стойкое впечатление, что главная задача, которую поставили перед собой эти государственные мужи, состоит в окончательном уничтожении в науке и в образовании того, что было достигнуто в прошлом веке отечественной истории.

(Продолжение, начало в № 1…3-2013)

подготовка научных кадров

Совсем недавно все стали свидетелями того, к чему привело реформирование тыла Вооружённых Сил страны и создание
вместо него ОАО «Оборонсервис» с кучей дочерних ООО и ОАО типа ОАО «Славянка». Как стало понятно сразу, организации Министерства обороны освобождались не только от несвойственных им хозяйственных и всяческих вспомогательных функций (капитальный и текущий ремонт, уборка территорий военных городков, эксплуатация жилого и служебного фондов, организация питания, обеспечение транспортом и обмундированием, доставка топлива, рабочих жидкостей, газов и т.д.), но и от принадлежавшего Министерству обороны дорогостоящего имущества.
Невольные ассоциации с происшедшим в Минобороны возникают при знакомстве с планами управления имуществом, закреплённым за учреждениями Российской академии наук. Основное благое намерение состоит в том же – «освободить учёных от несвойственных им хозяйственных функций и в необходимости решения всяческих финансовых проблем», а также в оптимизации структуры академии.
В результате подобного рода оптимизации в последние 2-3 года резко упал потенциал ВУЗов Минобороны, прикладной военной и отраслевой науки. При этом фундаментальную науку трогать не решались.
Теперь же пора ее «капитального реформирования» настала. В первую очередь для этой цели решили создать агентство по управлению закреплённой за Российской академией наук недвижимостью, а заодно включить в состав РАН Российскую медицинскую и Российскую сельскохозяйственную академии наук.
Похоже, что инициаторы такого типа реформы имели в виду то, что в свое время для институтов, входящих в состав Академии наук, в крупнейших городах страны (Москве, Ленинграде, Свердловске, Томске, Иркутске, Владивостоке и др.)
были построены прекрасные здания и лаборатории, которые оснащены в большинстве случаев хотя и устаревшей ныне, но все еще ценной и дорогостоящей научной аппаратурой. Во многих институтах научно-технического профиля в настоящее время имеется экспериментальное и опытное производство, содержащее современный станочный парк и измерительную технику.
Ещё большие возможности управления недвижимым имуществом представляются по линии присоединяемых к Российской академии наук РАМН и РАСХН. И для той, и для другой академии были построены прекрасные специализированные здания, создана разветвлённая сеть клиник и экспериментальных производств, испытательных станций, выделены большие земельные участки для создания опытных сельскохозяйственных селекционных станций, выращиванию и переработке лекарственных трав, созданы племенные хозяйства различного назначения, конезаводы и необходимые для нормального функционирования этих академий вспомогательные службы.
Причём большинство выделенных для этих академий земельных участков, лесных угодий и водных ресурсов находятся в зонах с хорошим климатом и плодородной землёй, что представляет несомненный интерес как для отечественных бизнесменов, так и для иностранных «инвесторов».
Из академий, имеющих государственный статус, остаются пока в виде самостоятельно функционирующих (вне рамок РАН) Российская академия образования (РАО) и Российская академия ракетных и артиллерийских наук. Понятно, что последнюю из упомянутых академий включать в состав Российской академии наук бессмысленно, поскольку она, как и все общественные академии, не имеет какой-либо собственной недвижимости (зданий, участков земли, полигонов и т.д.), которой необходимо «эффективно управлять» и которую можно было бы приватизировать или выгодно продать.
Что касается РАО, то она, несомненно, должна быть самостоятельным формированием, поскольку она вносит весомый вклад в дело разрушения сложившейся за многие годы и оправдавшей себя системы образования. Она является основным звеном обоснования необходимости иметь, наряду с обычной школой, систему колледжей, лицеев, гимназий и других привилегированных средних учебных заведений для отдельных категорий, введения ЕГЭ для всех остальных, обучающихся в обычных средних школах, и ущербной для подготовки так необходимых стране инженерных кадров страны двухуровневой «болонской» системы, в результате внедрения которой мы получаем вместо полноценного инженера бакалавра, а затем магистра. И вот, наконец, для РАО настало время научного обоснования необходимости капитального реформирования третьего уровня образования (послевузовского).
Решается задача срочного доказательства неэффективности подготовки кадров высшей научной квалификации (кандидатов и докторов наук) методом соискательства, который сложился и оправдал себя в отраслевых научных центрах и НИИ, в научно-исследовательских и испытательных организациях силовых структур. Предлагается соискательство учёных степеней ликвидировать и с сентября 2015 года всю подготовку кадров высшей научной квалификации проводить лишь в рамках аспирантуры (адъюнктуры) и докторантуры. Причём со стороны государства на содержание последних никаких средств не выделяется, и все финансовые и иные тяготы перекладываются на те организации, при которых предполагается их функционирование. Государство оставляет за собой лишь функции контроля и стороннего наблюдателя.
Можно предположить, что инициаторы такой меры преподносят ее как заслон от «покупных» диссертаций и «липовых» ученых. Однако здесь, как говорится, выплескивают вместе с водой и ребенка. И вот почему.
Почти 50-летний личный опыт подготовки кандидатов и докторов технических наук и результаты работы диссертационного совета, функционирующего более 60 лет при одной из научно-исследовательских испытательных организаций Военно-воздушных сил страны, позволяют с полной ответственностью утверждать, что предполагаемые реформы системы подготовки кадров высшей научной квалификации неизбежно приведут в целом к существенному увеличению затрат и к снижению качества (полезного эффекта) диссертационных работ.
Результаты анализа защищённых соискателями на диссертационном совете данной организации более 550 кандидатских и 40 докторских работ говорят о том, что все они имели не только новые научно обоснованные предложения, но и в полном объёме были реализованы в практике испытаний новой авиационной техники. Сопоставляя данные работы с теми диссертационными работами аспирантов, адъюнктов и докторантов, экспертизу которых мне приходилось проводить либо по которым выступал в качестве официального оппонента (а таких работ набирается более 300), должен однозначно констатировать более низкую научную и практическую значимость последних.
Сказанное связано, по-видимому, с тем, что подавляющее большинство выполняемых по плану адъюнктской и докторантской подготовки диссертационных работ строго регламентируется по срокам их представления к защите и относится скорее к учебно-квалификационным, чем к научно-исследовательским работам.
Они позволяют лишь сделать вывод, что с точки зрения квалификационной диссертант созрел как научный работник — преподаватель, но их результаты крайне редко используются на практике.
Диссертации же, представляемые соискателями, которые над ними работают без отрыва от производства, появляются как зрелый научный труд специалиста, повседневно занимающегося определённым видом деятельности. Эти диссертации являются многолетним итогом такой деятельности, который с пользой для производственного процесса используется на практике другими специалистами отрасли.
Для создания адъюнктуры и докторантуры в упомянутой организации необходимо изыскание дополнительной численности военнослужащих и служащих Российской армии (гражданского персонала) в количестве не менее 10 единиц с установлением им соответствующего денежного содержания и заработной платы, выделения для размещения постоянного состава адъюнктуры и докторантуры, адъюнктов и докторантов специальных помещений, приобретения для них соответствующей вычислительной и оргтехники, привлечения для чтения лекций и консультаций, приёма экзаменов дополнительного персонала с соответствующей их оплатой и т.д.
С целью минимизации затрат и с учётом специфики использования кадров высшей научной квалификации в ВУЗах и НИИ (научно-исследовательских центрах) представляется рациональным подготовку таких кадров для ВУЗов проводить в аспирантуре (адъюнктуре), докторантуре, которые позволят получить отряд высококвалифицированных преподавателей, а для НИИ, проектных и научно-исследовательских (испытательных) организаций продолжить практику подготовки кандидатов и докторов наук из числа соискателей соответствующих учёных степеней.
В заключение нельзя не отметить, что в проектах новых нормативных документов государство полностью решило отойти в сторону от проблемы подготовки кадров высшей научной квалификации: о финансировании труда учёных при реализации данной проблемы в этих документах не сказано ни одного слова. Слова справедливой критики из многочисленных публикаций в СМИ уходят, как в песок.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика