Испытание себя

А.Квочур
Анатолий Квочур (Продолжение, начало в №№ 1-6 2006, 1-6 2007, 1-6 2008, 1-6 2009, 1-6 2010, 1–6 2011, 1–3, 5 2012)

А.Квочур

Было решено немедленно вызвать в Эмираты специалиста-кабинщика из КБ и привезти фонарь с другого нашего самолета. Правда,  Алексей Иванович предупредил, что, так как самолеты из разных серий по выпуску на заводе, то, вероятнее всего, потребуется специальная подгонка. Ситуация усложнялась тем, что за каждый день стоянки  в аэропорту после завершения необходимо было платить.

На внутреннем совещании обсудили и составили план действий, суть которого состояла в следующем:

1. Попытаться перелететь через Иран в Астрахань без фонаря, для чего необходимо было решить следующие проблемы:

  • понять, нужно ли специальное разрешение УВД Ирана;
  • проверить условия пребывания в открытой кабине на высоте до 10 км (по температуре, высоте, шуму, с точки зрения слышимости радиосвязи, вибрации шлема).

2. Параллельно, в случае невозможности перелета:

  • организовать доставку другого фонаря,  специалиста, а так же высотного морского спасательного костюма (ВМСК), который, по идее, должен был позволить летчику не замерзнуть за 2–2,5 часа полета при температуре около  –50°С; 
  • найти в Эмиратах аэродром, на котором можно не платить (или платить меньше) за стоянку.

Далее заработали, как выяснилось, достаточно эффективные дружеские связи:  могучий директор Саратовского авиазавода Ермишин Александр Иванович пригласил на знакомый ему аэродром Расс-Эль-Хайма;  ВМСК прислали уже через день, а фонарь, оперативно снятый с самолета Су-27 №598,  через пару дней.

Примерно в полдень следующего дня, после решения всех организационных вопросов, связанных с перелетом пары российских истребителей с аэродрома на аэродром внутри ОАЭ, приступили непосредственно к подготовке к вылету.

План был таков:

  • перелет в Расс-Эль-Хайма выполнить без фонаря, в сопровождении Су-30, экипаж которого (В.Логиновский и А.Павлов) должен постоянно следить за состоянием пилота Су-27, вести с ним связь и, по возможности, выполнять видеосъемку крупным планом;
  • в случае потери связи Су-30 должен был выйти вперед и лидировать Су-27 до приземления;
  • пилот Су-27 должен был постоянно комментировать свое состояние, степень охлаждения, качество связи, уровень вибрации и, в целом, способность выполнять полет на максимально возможной в данной ситуации скорости и высоте.

Обливаясь потом, при температуре наружного воздуха примерно +30°С, на бетоне,  под ярким эмиратским солнцем, поэтапно натягивал на себя ВМСК, который показался несколько тесноватым. Нательное белье должно было быть теплым, так как мы намеревались подняться на10 км. В общем, к моменту посадки в кабину пилот был мокрым, как после бани.

Опыт полетов в разгерметизированной и даже в открытой кабине у меня был:

  • во-первых, многоопытный Учитель А.В. Федотов всех приходящих на фирму испытателей «вывозил» со снятым фонарем передней кабины на «спарке» МиГ-23УБ по максимально допустимым (из практического опыта) «краям» по скорости и высоте;
  • во-вторых, уже в 1983 году он доверил мне испытательный полет на МиГ-29УБ, на определение границ возможности пребывания пилота в открытой кабине (со снятой откидной частью фонаря) по скорости, числу М и высоте;
  • в-третьих, некоторое время спустя, по решению Учителя, мною был выполнен обязательный при испытании каждого нового самолета первый принудительный сброс откидной части фонаря (ОЧФ) для подтверждения безопасности его схода для летчика и самолета.

Такие испытания необходимы в целях обеспечения работоспособности пилота (экипажа) в случае разрушения или самопроизвольного срыва ОЧФ. В результате испытаний определяется характер отделения ОЧФ на предмет возможных повреждений пилота, самолета, диапазон допустимых скоростей и высот полета при принудительном сбросе фонаря. Например, при задымлении кабины или поступлении паров спирта (у меня такое было в одном из первых самостоятельных полетов на Су-17М) и т.д.

(Продолжение следует)

2 Комментариев для Испытание себя

  1. Группу вкладчиков банка «Сибконтакт» заинтересовала публикация далекого 2007 года в газете «Саратовский репортер» — «Ключ от завода, где деньги лежат». В ней рассказывалось о выводах аудиторской проверки по работе САЗ в 2006 году, когда директорствовал на этом предприятии еще Александр Ермишин. http://www.business-vector.info/?p=17293

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика