Лучшее образование и высокие цели обеспечат лидерство

С.Филипенков
Сергей Филипенков,
редактор журнала «Авиапанорама»,
начальник сектора авиакосмической
медицины НПП «Звезда» имени
академика Г.И.Северина,
кандидат медицинских наук
С 27 по 31 августа в учебном корпусе МГУ им. М. В.Ломоносова состоялся Международный аэрокосмический конгресс IAC’12. Он посвящен 55-летию запуска первого искусственного спутника Земли и 80-летию Московского авиационно-технологического института (МАТИ), ныне – Российского государственного технологического университета (РГТУ) им. К.Э.Циолковского. Организаторами представительного форума являются Международный фонд попечителей МАТИ, Федеральное космическое агентство и Правительство Москвы.

Марк Либерзон,  Алексей Леонов,  Сергей Крикалев,  Сергей Волков

Торжественная церемония открытия прошла 27 августа в конференц-зале Шуваловского корпуса МГУ им. М.В. Ло¬мо-носова. На ней выступили организаторы Конгресса из МАТИ-РГТУ ректор Вадим Фролов, проректор Виктор Васильев, президент Международного фонда попечителей МАТИ профессор Марк Либерзон, президент ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия» им. С.П. Королева – Виталий Лопота, космонавты – Александр Лазуткин, Александр Ловейкин и Виктор Савиных. Впервые пленарных докладов было столь много, что их заслушивали все дни работы Конгресса. Состоялись три важных мероприятия, а именно: дискуссионный стол по методам и проблемам подготовки космонавтов и астронавтов под руководством ФГБУ «Научно-исследовательского испытательного центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина» (ЦПК) с участием специалистов Европейского космического агентства (ЕSА) и американского национального аэрокосмического агентства (NASA); круглый стол «Сертификация профессиональных квалификаций в ракетно-космической отрасли» под руководством проректора РГТУ по инновациям и качеству Виктора Васильева; круглый стол по энергетике при участии членов Международной лиги производителей и потребителей. Проведен симпозиум, посвященный 80-летию основания МАТИ-РГТУ, который открыл ректор Вадим Фролов. Он отметил, что история университета наглядно отражает становление отечественного авиационно-ракетного комплекса. МАТИ был основан как дирижаблестроительный институт по постановлению Президиума Центральной Комиссии ВКП(б) и Коллегии Народного Комиссариата Рабочее-Крестьянской Инспекции СССР. Циолковский горячо приветствовал создание специализированного дирижаблестроительного института, и сразу после его смерти институту было присвоено имя великого русского ученого. Сегодня МАТИ-РГТУ имени К.Э. Циолковского стал крупным образовательным и научно-исследовательским центром, в стенах которого работают на передовых направлениях науки и техники. Например, ведутся исследования по высокотемпературной сверхпроводимости, электронно-ионоплазменным процессам, информационным технологиям, по созданию материалов с «памятью» формы, лазерной техники и технологиям, радиоэлектронных приборов на основе «интеллектуальных» композитов из керамики, полимеров, металлов, углерода.
Цикл пленарных заседаний начал президент РКК «Энергия» Виталий Лопота. Он был единственным из руководителей головных космических организаций России, кто нашел время и счел нужным обнародовать перспективные разработки корпорации в своем докладе «Пути развития космонавтики». Однако остальные первые лица Центрального научно-исследовательского института Машиностроения (ЦНИИМаш) и Государственного космического научно-производственного центра (ГКНПЦ) им. М.В.Хруничева не присутствовали на заявленных институтом и центром докладах. Вероятно, в те же дни ГКНПЦ им. Хруничева отстаивал вместе с ЦНИИМаш свою заявку по эскизному проекту тяжелой ракеты-носителя (РН) типа «Ангара» для космодрома Восточный. Согласно условиям конкурса, до 28 августа следовало представить в «Роскосмос» заявку на проект тяжелой РН, способной доставить пилотируемый космический корабль к Луне. Согласно документации, к ракете предъявлялись следующие требования: выведение кораблей перспективной пилотируемой транспортной космической системы (ПТКС) на траектории полетов к Луне и к околоземным орбитальным станциям. Дополнительно тяжелая ракета должна выводить на геопереходную орбиту спутники и на низкую околоземную орбиту тяжелые модули станций и платформ.
Президент РКК «Энергия» Лопота упомянул в докладе о том, что предприятие планировало возглавить кооперацию по созданию ракет тяжелого класса. Он заявил, что совместно с Украиной и Казахстаном на базе техники комплекса «Энергия–Буран» за 3–4 года можно создать сверхтяжелую ракету для выведения 20-тонного корабля на траекторию полета к Луне. Но официальная заявка на конкурс по тяжелой РН от «Энергии» не поступила, и поэтому конкурсная комиссия рекомендовала заключить контракт с единственным способным выполнить проект участником – ГКНПЦ им. Хруничева. Сумма контракта на документацию эскизного проекта очень скромная – 10 млн руб., что составляет лишь доли процента от затрат, необходимых на испытания и производство ракет тяжелого класса, без учета затрат на создание инфраструктуры для их запусков с космодрома Восточный. В своем докладе руководитель РКК «Энергия» наметил пути развития пилотируемой космонавтики на низкой околоземной орбите в направлении коммерциализации полетов с созданием в ближайшем будущем обитаемой базы-станции и обслуживаемых свободнолетающих модулей, нацеленных на технологические задачи и научные исследования. По его заявлению, эти шаги требуют снижения стоимости доставки и возврата грузов с помощью развития воздушно-космических систем. Проблема финансирования в сфере коммерческих полетов и сейчас остро стоит перед РКК «Энергия», которая готова построить для туристов на заказ пилотируемый корабль «Союз». Но, чтобы полет состоялся в 2015-м, деньги должны быть выделены до конца текущего года – заметил в перерыве между заседаниями Конгресса Виталий Лопота.
За пределами околоземной орбиты актуальной целью Виталию Лопоте представляется марсианская пилотируемая экспедиция. Однако реализация межпланетной экспедиции станет возможной до 2040 г. только в случае разработки новых ракетных технологий в рамках лунной программы или в полетах на астероиды. Поэтапное создание многоуровневой инфраструктуры за пределами околоземного пространства позволит при следующем шаге опираться на достижения предшествующего этапа технического развития и, как он считает, наиболее экономичным способом отработки перспективной техники освоения человеком планет Солнечной системы станет посещаемая космонавтами платформа в точке Лагранжа.
Едва успели слушатели оценить аплодисментами выступление о перспективах создания ракетно-космического комплекса для пилотируемых полетов к Луне и Марсу, как вниманием участников Конгресса по той же пилотируемой проблематике завладели руководители ЦПК.
Начальник ЦПК, летчик-космонавт Сергей Крикалев, его заместитель Борис Крючков и заместитель начальника управления Игорь Сохин представили доклад об актуальных проблемах профессиональной деятельности космонавтов, который сразу же перешёл в «круглый стол» по комплексу отбора, подготовки и послеполетной реабилитации космонавтов (КОПРК), специфике реализации космических полетов в России, Европе и США.
На круглом столе по этим проблемам, впервые проводимом в рамках Международного аэрокосмического конгресса, выступили не только российские участники, но и директор офиса NASA в ЦПК, американский астронавт Марк Ванде Хай (Mark Vande Hei), а также его европейский коллега астронавт  Франк Де Вине (Frank de Vine). Руководство и выступавшие специалисты не только рассказали о реформировании ЦПК и наметили пути совершенствования КОРПК для задач экипажей будущих экспедиций к Луне, Марсу и астероидам, но и предложили научное видение проблем и новые способы их технического решения в самом ближайшем будущем. Предполагается увеличение длительности основных экспедиций на международную космическую станцию (МКС) до одного года и выполнение в невесомости на российском сегменте исследований, аналогичных проведенному в наземных условиях эксперименту «Марс-500», что позволит отработать эффективные меры профилактики неблагоприятного действия факторов сверхдлительного космического полета и усовершенствовать средства послеполетной реабилитации. Гибкость отечественной системы КОПРК, продемонстрированная в полетах международных экипажей на МКС, в принципе позволяет ей адаптироваться под новые проекты освоения планет Солнечной системы. Однако так и осталось неясным, совпадает ли это видение ведущих специалистов ЦПК с реальными возможностями финансирования пилотируемых полетов в период экономического кризиса и с заявленной позицией ФКА о приоритете наращивания орбитальной группировки спутников и эксплуатации системы ГЛОНАСС с ограниченным участием в различных международных проектах исследования дальнего космоса автоматическими аппаратами и приборами. Прояснить перспективу отечественных пилотируемых полетов за пределы околоземной орбиты редактору журнала «Авиапанорама» не удалось, поскольку представителей ФКА на круглом столе не было. Можно лишь предполагать, что руководству «Роскосмоса» в настоящее время не интересно, как будут готовить экипажи через 10–15 лет, т.к. неизвестно, сохранится ли оно на своих постах или же агентство реформируют в государственную корпорацию. Разительный контраст отношению наших чиновников от космоса к перспективам отрасли участники Конгресса ощутили на следующем пленарном заседании. Выступившие во второй день главы представительств в России NASA – Майкл Сёрбер и ESA – Рене Пишель представили интересные и амбициозные планы изучения Солнечной системы, включающие автоматические и пилотируемые полеты.
Презентация американцев под названием «Развитие будущих программ НАСА» выглядела внушительно. В частности, Майклом Сёрбером было заявлено, что США, продолжая исследования Марса автоматами, вернутся на Луну и намерены построить там базу, предварительно разместив обитаемый модуль в точке Лагранжа на орбите за обратной стороной Луны. Американская тяжелая ракета из космической транспортной системы SLS, которую создает корпорация «Боинг», должна существовать в двух модификациях. Запуск ее первой версии намечен через пять лет при максимальной полезной нагрузке до 70 т. Вторая, двухступенчатая, версия, с большой полезной нагрузкой до 130 т, должна стартовать в первой половине 2020-х. Испытательный старт ракеты тяжелого класса для полетов на астероиды намечен через два года, а беспилотный испытательный полет пилотируемого корабля «Орион», который разрабатывает компания «Локхид-Мартин», также состоится в 2014 г. ПК «Орион» рассчитан на экипаж из четырех человек и поначалу будет выводиться на орбиту ракетой «Дельта-4», а затем новым тяжелым носителем SLS. В начале испытаний беспилотный корабль планируется запустить на высоту 6000 км от Земли, что в 15 раз превышает высоту орбиты МКС. При возвращении «Орион» будет входить в плотные слои атмосферы со скоростью 32 000 км/ч и температура его поверхности превысит 1000 градусов Цельсия. Такого не было со времен полетов астронавтов на Луну по программе «Аполлон». На 2021 г. НАСА наметило полеты «Ориона» с экипажем на борту. «Разрабатываемая для вывода в космос полезных грузов и пилотируемых кораблей космическая транспортная система SLS предназначается для полетов за пределы околоземной орбиты и позволит осуществить цель администрации США – отправить человека на астероид в 2025 г. и на Марс в 2030-х», – сообщил Майкл Сёрбер. На большом экране демонстрировались красочные слайды, которые он комментировал, не заглядывая в лежавшие бумаги. В конце доклада Майкл Сёрбер, только в этом году приступивший к руководству программой пилотируемых космических полётов NASA в России, удивил аудиторию показом короткого видеофильма, смонтированного из лучших снимков Земли, сделанных астронавтами с борта МКС.
Еще большее впечатление произвел Рене Пишель, который сделал доклад «Сотрудничество в космосе между ЕКА и Россией» на русском языке, т.к. уже несколько лет возглавляет представительство EКA в России. Глава постоянного представительства отметил, что за 20 лет сотрудничество с нашей страной превратилось в многостороннее партнерство. Оно предусматривает совместную работу космонавтов и астронавтов на МКС, интеграцию автоматических транспортных кораблей ATV и европейского робота-манипулятора ERA в российский сегмент МКС, регулярные запуски РН «Союз» с космодрома в Куру (первый осуществлен 20 октября 2011г.) и научные исследования. Например, участие Европы в эксперименте «Марс-500» на базе российского Института медико-биологических проблем, а также проведение двух пусков РН «Протон» в 2016 и 2018 гг. по программе ExoMars с целью исследования свойств и химического состава грунта Марса на глубине до 2 м.
Третьим значимым пленарным докладом стало выступление специалистов головного центра российской космонавтики – ЦНИИМаш. Доклад был подготовлен под руководством гендиректора ЦНИИМаш Геннадия Райкунова усилиями рабочей группы, сформированной по распоряжению «Роскосмоса» из ведущих специалистов института, с учетом пожеланий представителей промышленности, академии наук и университетов страны. Участники Конгресса готовились услышать о могучем потенциале России, являющейся преемницей первой космической державы. 55 лет назад СССР отправил в околоземное пространство спутник, впервые открывший пути для научных исследований космоса автоматами, а затем запустил на орбиту первого человека и успешно вернул его на родную Землю, внеся до сих пор значимый вклад в медико-биологическую программу исследований в космосе. Доклад был зачитан начальником отделения Константином Ёлкиным, вернувшим атмосферу советских торжественных заседаний, когда стоявший за кафедрой докладывал о свершенных космических достижениях и громаде грядущих планов. На первый взгляд, не прозвучало ничего оригинального в перечислении задач дистанционного зондирования Земли, астрофизических исследований дальнего космоса и проектах автоматической программы исследования Луны, которая лишь немного варьирует задачи советских исследований. Однако изучение Луны снова станет приоритетом российских ученых в программе исследований Солнечной системы до 2025 г.
На новом этапе естественный спутник Земли будут исследовать зонды «Луна-Ресурс» и «Луна-Глоб». Один из них изучит южный полюс Луны, куда планируется высадить российский посадочный зонд и индийский мини-ровер. Затем на Луне будут работать отечественные «Луноход-3» и «Луноход-4», отличающиеся от советских лишь меньшими размерами и большим ресурсом. Предполагается,
что луноходы смогут работать в полярных районах в течение 5 лет и удаляться от места посадки на 30 км. Согласно планам в 2023 г. на Луну вблизи луноходов высадится спускаемый аппарат с возвратной ракетой. Шесть или семь капсул с собранным лунным веществом перегрузят из луноходов в возвратную ракету, которая вернет их на Землю так же, как советская автоматическая станция «Луна-16». Оставшиеся на поверхности луноходы и посадочная станция станут первыми элементами инфраструктуры лунного полигона для развертывания российской лунной базы, создаваемой силами НПО им. Лавочкина. Но для принятия решения о развертывании обитаемой базы на Луне «Роскосмосу» потребуется увеличить бюджет в 6–10 раз от планируемого на 2014 год уровня (200 млрд рублей). В современных российских условиях это почти невероятно. Мало удивили слушателей столь же грандиозные заявления об участии в международных миссиях к Венере, Марсу, Меркурию, Юпитеру и астероидам. Здесь российские приборы и ракетные технологии будут играть далеко не первую роль.
После доклада состоялось секционное заседание с символическим названием «Перспективы космической деятельности России». К сожалению, на ней не было обсуждения многоразовой ракетно-космической системы ГКНПЦ им. Хруничева с тяжелой РН и ПТКС, оснащенных возвращаемыми ракетными блоками из крылатых летательных аппаратов, способных произвести автоматическую посадку на посадочную полосу по самолетному типу. Интересным было сообщение главного научного сотрудника ЦНИИМаш Виталия Мельникова, доложившего о работе над проектом космической солнечной электростанции (КСЭС) мощностью 1…10 ГВт, передающей электроэнергию на Землю с помощью инфракрасных полупроводниковых лазеров и волоконных световодов, имеющих к.п.д. до 80% и малую расходимость лазерного луча по сравнению с передачей энергии СВЧ-сигналом. Полученная в космосе электроэнергия после преобразования станет передаваться на Землю с помощью лазерного луча или СВЧ, но ключом к успеху будет космический эксперимент, воспроизводящий в уменьшенном масштабе работу будущей орбитальной КСЭС. В России будут использованы спутниковая унифицированная платформа «Навигатор», РН «Союз» или «Протон» и лучшие в мире волоконные лазеры компании НТО «ИРЭ-Полюс» (см. «Авиапанорама» №№ 2, 3-2012). При массе экспериментального космического аппарата в 4,5 т площадь развернутых панелей солнечных батарей составит 340–500 кв.м. Наземную фотопреобразовательную станцию предполагается поднять на высоту в несколько километров. Одним из элементов приемного сегмента станет привязной аэростат, с которого энергия будет передана на Землю с помощью трос-кабеля.
Созданием КСЭС заняты также США, Япония, Европа, Китай, Канада, Индия и Индонезия. Американцы планируют отправить на орбиту экспериментальную солнечную электростанцию в 2016 г., а японцы намерены запустить полномасштабную КСЭС, транслирующую энергию с помощью СВЧ-сигнала, в 2025 г. Однако Россия, имеющая в данной области солидный задел, может опередить всех, т.к. первый проект КСЭС появился в 1980-х. Российские производители лазеров и волоконной техники до сих пор занимают ведущее положение в мире. Кроме того, Россия имеет уникальный опыт создания бескаркасных конструкций как базы для развертывания солнечных батарей, что удешевляет КСЭС по сравнению с каркасными аналогами. Большой интерес вызвала впервые включенная в работу Конгресса секция «Малые тела солнечной системы и астероидно-кометная опасность», на которой, в частности, обсуждали опасность, грозящую Земле от сближения с астероидом Апофис в 2036 г. Был рассмотрен проект автоматического аппарата – «гравитационного трактора» для отправки к астероиду в 2020 г. При подлете к астероиду на расстояние около 200 м аппарат направит ионные двигатели в сторону астероида. В течение дальнейшего совместного полета аппарата и астероида гравитационная сила будет отклонять траекторию Апофиса от Земли.
На Конгрессе снова оживился интерес к отечественному космическому туризму, которому были посвящены доклады специалистов ЭМЗ им. Мясищева и НПО «Молния». Они предложили проекты большого и малого  кораблей для суборбитальных туристических рейсов. Крылатый ракетоплан с гермокабиной, вмещающий 14 человек, будет установлен на спину самолета-носителя 3М-Т, который может поднимать до 50 т и использовался ранее для транспортировки на космодром модулей РН «Энергия» и фюзеляжа многоразового корабля «Буран» в 1986–1988 гг. Сейчас предлагается точно таким же образом разместить на носителе 3М-Т ракетоплан с туристами. В стратосфере на высотах более 10 км ракетоплан отделится от самолета и начнет самостоятельный полет. После включения ракетного ускорителя скорость резко возрастет и ракетоплан по параболической траектории достигнет максимальной высоты 105–120 км, а это в США считают космосом. В состоянии невесомости туристы пробудут 3–5 минут. При возвращении крылатый летательный аппарат сядет на посадочную полосу. К сожалению, на реализацию подобного проекта многоразовой авиакосмической системы, обнародованной еще Глебом Лозино-Лозинским на 1-м Конгрессе, начиная с 1994 года, у обоих предприятий не хватает денег. Между тем, выросшие с тех пор российские миллиардеры не спешат спонсировать отечественные авиакосмические технологии, а предпочитают записываться в очередь к Ричарду Брэнсону на американский ракетоплан, готовящийся к старту с туристами уже в следующем году.
На всех заседаниях среди участников встречалась молодежь из числа студентов и аспирантов МАТИ, МАИ, МГУ, МГТУ и МФТИ, которые составляли почти 50% на секциях по эргономике, экономике, менеджменту и инновациям в аэрокосмической деятельности. На остальных же секциях российских слушателей и докладчиков смело можно отнести к пенсионному поколению шестидесятников. В то время как большинство иностранных участников, представивших доклады, находилось в самом творчески продуктивном возрасте 30–50 лет. Нетрудно себе представить, как постареет лицо российской космонавтики еще через 10–15 лет, если сейчас не удастся удержать молодых специалистов в отрасли из-за ее недофинансирования и отсутствия амбициозной программы космических исследований.
К сожалению, участники и гости Конгресса из 19 стран Европы, Азии, Африки и Америки, а также сотрудники предприятий и научных учреждений России так и не увидели на заседаниях ни главы Роскосмоса Владимира Поповкина, ни его статс-секретаря Виталия Давыдова, которые значились председателем и заместителем председателя оргкомитета. Не было и других VIP-персон из федеральных органов власти и Правительства Москвы, заявленных в программе. Если вполне можно допустить, что известные проблемы Роскосмоса не позволили полноценно участвовать в Конгрессе руководителям Роскосмоса, то отсутствие представителей других органов власти удручает. Не хотелось бы принимать это как свидетельство падения интереса бюрократии к ракетно-космической науке и технике. Видимо, для современной отечественной элиты авиация и космос – это лишь «дорогие игрушки» топ-менеджеров и чиновников Роскосмоса, имеющие своей целью повышение капитализации корпораций или поднятие международного престижа и имиджа страны, а не соревнование за техническое и научное лидерство, как это было в прошлом в условиях соперничества двух социальных систем мироустройства.
Конгресс показал, что ученым и инженерам придется много работать, чтобы вернуть России в авиации и в космических исследованиях те же позиции, которые занимал СССР, не забывая о том, что успех напрямую зависит от выстроенной под нужды научно-технического прогресса в оборонно-промышленном комплексе системы качественного образования и эффективного администрирования программ развития науки и промышленности при сильной мотивации всех заинтересованных участников. Не только деньги, которых и тогда, и сейчас у США в сотни раз больше, но лучшее среднее и высшее техническое образование, а также высокие цели смогут привести в конструкторские бюро, научные лаборатории, заводские цеха и ангары монтажно-испытательных комплексов молодых специалистов, обеспечивающих стране лидирующие позиции в авиации и космонавтике.

Конгресс состоял из 21 секции:

  1. Аэрокосмические транспортные системы: проектирование, эксплуатация (руководители: гендиректор ГКНПЦ им. М.В. Хруничева В.Е. Нестеров и его заместитель А.И. Кузин);
  2. Космические станции и спутники, технологии в космосе (руководители: президент РКК «Энергия» им. С.П. Королева В.А. Лопота, первый зам. гендиректора РКК «Энергия» Е.А. Микрин);
  3. Аэродинамика и тепловые процессы (руководители: декан МАИ О.И. Алифанов, президент Международного инженерного университета Ю.А. Рыжов);
  4. Динамика полета и моделирование (руководители: зав. кафедрой МГУ В.В. Александров, руководитель программы аэрокосмических исследований ЦАГИ А.С. Филатьев);
  5. Двигательные установки и топлива (руководители: академик РАН Б.И. Каторгин, гендиректор ЦИАМ В.И. Бабкин);
  6. Навигация, автоматическое управление. Бортовое оборудование и системы (руководители: гендиректор ОАО «Космические системы» Ю.М. Урличич, президент, генконструктор РПКБ Г.И. Джанджгава, гендиректор РПКБ П.Д. Лыткин);
  7. Аэрокосмические материалы и технологии (руководители: гендиректор ВИАМ Е.Н. Каблов, зав. кафедрой МАТИ
    А.А. Ильин);
  8. Управление качеством и сертификация (руководители: вице-президент Академии проблем качества Б.В. Бойцов, проректор МАТИ В.А.Васильев;
  9. Наземная космическая инфраструктура. Стартовые комплексы (руководитель: генеральный конструктор, зам. гендиректора ЦЭНКИ, президент Российской академии космонавтики И.В. Бармин);
  10. Медико-биологические проблемы (руководитель: директор Института медико-биологических проблем РАН И.Б. Ушаков);
  11. Эргономика и человеческий фактор (Руководитель: зав. кафедрой МАТИ И.Г. Городецкий);
  12. Актуальные аспекты экономики и менеджмента космических программ (руководители: директор ФГУП «Организация «Агат» А.Н. Куриленко, профессор МАИ С.С. Корунов);
  13. Аэрокосмические информационные системы, мониторинг (руководители: президент Московского государственного университета геодезии и картографии, летчик-космонавт В.П. Савиных, ректор МИИГАиК В.А. Малинников, проректор
    МИИГАиК А.Г. Чебуничев);
  14. Проблемы экологии (руководители: профессор Государственного университета управления П.Г. Косых, зав. кафедрой МАТИ В.П. Дмитренко);
  15. Космические тросовые системы (руководители: профессор МАТИ В.А.Иванов, начальник отделения ЦНИИМаш К.С. Ёлкин);
  16. Аэрокосмическое образование (руководители: декан МАИ О.М. Алифанов, ректор МАТИ В.А. Фролов, вице-президент Российской инженерной академии В.А.Никулин);
  17. Перспективы космической деятельности России (руководители: гендиректор ЦНИИМаш Г.Г. Райкунов и его заместитель Н.Г. Паничкин);
  18. История авиации и космонавтики (руководители: директор Мемориального музея космонавтики, летчик-космонавт А.И. Лазуткин, зам. директора, летчик-космонавт А.И. Ловейкин, зам. директора по научно-просветительной работе Ю.М. Соломко);
  19. Малые тела солнечной системы и астероидно-кометная опасность (руководители: директор Института астрономии РАН Б.М. Шустов, зав. лабораторией Троицкого института инновационных и термоядерных исследований В.А. Алексеев, зав. Лабораторией астрономического института МГУ М.Е. Прохоров);
  20. Инновационные технологии и предпринимательство в аэрокосмической отрасли (руководители: ректор Государственного университета инновационных технологий и предпринимательства А.А. Харин, директор учебно-научно-инновационного комплекса авиакосмической промышленности В.П. Соколов);
  21. Профессиональная деятельность экипажей пилотируемых космических и авиационных комплексов (руководители: начальник ЦПК, летчик-космонавт С.К. Крикалев, зам. начальника ЦПК Б.И. Крючков, зам. начальника управления ЦП�
    И.Г. Сохин). Подробнее о программе и мероприятиях Конгресса можно узнать на сайте http://www.fund.ru

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика