Советские ВВС и ПВО на Кубе в период и после карибского кризиса

А.Лашков
Алексей Лашков
кандидат исторических наук, доцент
(Окончание, начало в №3-2012)

Советские и кубинские авиаторы

15 октября все части ПВО (144 ПУ ЗРК С-75) приступили к несению боевого дежурства по охране воздушных рубежей Республики Куба. По меморандуму командующему ГСВК от 8 сентября 1962 г. 10-я дивизия ПВО была переименована в 27-ю (восточная часть Кубы), 11-я – в 12-ю дивизию ПВО (западная часть Кубы); 32-й гиап получил новое наименование – 213-й истребительный авиационный полк.
Полки фронтовых крылатых ракет преобразованы в отдельные авиационные инженерные полки (оаип): 231-й – западный регион Кубы и 222-й – восточный регион.
Был также рассмотрен вопрос о включении в состав Группы дополнительных авиационных средств. Предполагалось перебросить на остров Свободы еще одну бомбардировочную эскадрилью (10–12 самолетов Ил-28) и ОПРТБ.
Первоначально американская сторона не догадывалась о масштабах советской военной помощи своим кубинским коллегам. Но все тайное рано или поздно становится явным. Поднявшийся в ночь с 13 на 14 октября с авиабазы Эдвардс (Калифорния, США) самолет-разведчик Lockheed U-2Е 4080-го стратегического разведывательного крыла (СРК) Стратегического авиационного командования (САК) ВВС США, пилотируемый майором Р.Хейзером, впервые получил достоверную информацию о наличии на Кубе советских ракет средней дальности с ядерными зарядами.
После обработки и анализа информации утром 16 октября Центральное разведывательное управление США представило результаты аэрофотосъемки президенту США Дж. Ф.Кеннеди. Он потребовал проведения более тщательной воздушной разведки территории Кубы. Всего с 14 октября по 16 декабря 1962 г. экипажи 4028-го СРК САК совершили над островом Свободы 102 разведывательных полета.
Однако советский лидер Н.С.Хрущев вплоть до 26 октября продолжал убеждать американского президента об отсутствии ядерных ракет на острове Свободы. Джон Ф.Кеннеди не поверил официальной Москве и под давлением Пентагона отдал распоряжение к окончательной подготовке военного вторжения на остров. 22 октября президент США объявил блокаду Кубы (директива № 3504), американские вооруженные силы перешли из боевой готовности № 5 в боевую готовность № 3, что обеспечивало возможность немедленно начать боевые действия. Крупные соединения ВМФ взяли остров Кубу в кольцо. Ракетные базы ВС США были приведены в готовность, в воздух поднялось до 25 % стратегических бомбардировщиков Б-52 с ядерными бомбами на борту, на Кубу было запланировано 2 000 самолето-вылетов.
На следующий день впервые в состояние высшей степени боевой готовности № 3 переведены космические силы на мысе Канаверал, а также многочисленные станции слежения на территории США.
Одновременно был отдан приказ о ведении интенсивной круглосуточной разведки территории Кубы. Самолеты Lockheed U-2 4028-го СРК барражировали над островом так низко, что были видны силуэты летчиков в кабинах. Вплотную к границе территориальных вод Кубы приблизились американские сторожевые корабли и корабли радиотехнической разведки. Все говорило о скором начале боевых действий. После выступления американского президента по телевидению Ф.Кастро, как главнокомандующий РВС Кубы, отдал приказ о приведении войск в полную боевую готовность. Позже была объявлена всеобщая боевая тревога и всеобщая мобилизация. Дивизии, укомплектованные по штатам военного времени, занимали заранее подготовленные оборонительные позиции на побережье. В короткие сроки были развернуты 54 кубинские  пехотные дивизии, 6 дивизионов реактивной артиллерии, 118 зенитных батарей, к готовности к действию приведены 20 кораблей и 47 боевых самолетов. Общая численность вооруженных сил Кубы доведена до 270 тыс. человек. Территория острова Свободы на случай боевых действий была разделена на три зоны: западную, центральную и восточную (со своим военным командованием). Для усиления обороны советских ракетных позиций из резерва РВС Кубы дополнительно выделено 50 зенитных артиллерийских батарей.
26 октября на совещании у начальника кубинского генерального штаба Ф.Кастро дал оценку сложившейся обстановки и особенно беспрерывным полетам американских самолетов над кубинской территорией, признав за ней право на ответный огонь.
Вечером того же дня командующий ГСВК генерал армии И.А. Плиев провел расширенное заседание военного совета (с участием кубинской стороны), на котором отдал приказ привести все воинские части и соединения Группы в полную боевую готовность.
Удар авиации США по кубинским и советским объектам ожидался в ночь с 26 на 27 октября или с рассветом 27-го. Фидель Кастро в этой связи потребовал сбивать американские самолеты огнем зенитной артиллерии. В свою очередь генерал И.А. Плиев решил задействовать при отражении воздушных налетов «все имеющиеся [в составе ГВСК] средства ПВО». В зенитные части ушла шифротелеграмма, в которой разрешалось применять оружие «в случае явного нападения». Вечером 26 октября (21.00) части ПВО были приведены в готовность к ведению огня, включены все радиотехнические средства. О принятых мерах командующий ГСВК немедленно доложил в Москву: «Мною приняты меры к рассредоточению техники в границах ОПР [огневая позиция ракет] и усилению маскировки. Принято решение в случае ударов по нашим объектам со стороны американской авиации применить все имеющиеся средства ПВО».
Тем временем, вблизи воздушного пространства Кубы американские летчики имитировали массированные налеты с бомбометанием военных и гражданских объектов на острове.
Однако мощное излучение радиолокационного поля включенных советских РЛС оказалось неожиданностью для вероятного противника и привело к прекращению полетов возле берегов Кубы самолетов ВВС США. Было решено произвести дополнительную воздушную разведку боевых порядков советско-кубинской системы ПВО, с привлечением, в том числе, высотных самолетов-разведчиков Lockheed U-2.
27 октября средствами ПВО зафиксировано 8 нарушений воздушного пространства Кубы американскими самолетами. Кубинские зенитчики сбили один истребитель F-104, летевший на малой высоте. В тот же день в 18 ч 20 мин. (по московскому времени) 4-й дивизион майора И.М. Герченова (район г. Банес) 507-го зрп произвел пуск двух ракет Д-13 (ЗРК С-75 «Десна), сбивших на высоте 21 тыс. м U-2 (№ 56-6676).
Пилотировавший его летчик майор Рудольф Андерсон-младший погиб (поражен шрапнелью от взорвавшейся вблизи кабины самолета боевой части ракеты), его тело было позднее передано американской стороне.
Факт уничтожения американского самолета-разведчика руководство РВС Кубы сразу взяло на себя. Только 1 марта 1988 г. в своем интервью американской телекомпании Ф.Кастро признал, что U-2 был сбит советскими ракетчиками.
Команду на уничтожение американского самолета получили командир ракетно-технической базы (РТБ) капитан В.Ф. Горчаков и командир стартовой батареи капитан В.Ореховский. С полученной задачей советские офицеры и их подчиненные справились весьма успешно.
Через несколько часов два самолета фоторазведки ВМС США RF-8А «Крусейдер» подверглись зенитному артиллерийскому обстрелу во время облета Кубы на малой высоте. Один из них получил повреждения, однако звено благополучно вернулось на свою базу.
Помимо зенитных средств, для прекращения полетов американской авиации в воздушном пространстве острова Свободы принимала участие советская истребительная авиация. В октябре 1962 г. парой самолетов МиГ-21 (вследствие запрета на открытие огня по одиночным самолетам) была предпринята попытка перехвата истребителя F-104С «Старфайтер» (479-е крыло тактических истребителей ВВС США). Несмотря на то, что посадить самолет-нарушитель не удалось, советские боевые машины показали свое преимущество в маневренности и технических возможностях.
С целью исключить нагнетание и без того сложной обстановки командование ГСВК ввело полный запрет на боевые столкновения в воздухе для нашей авиации (за исключением отражения начала массированных воздушных налетов на объекты Кубы). Именно это обстоятельство не позволило экипажам наших «МиГов» из состава 2-й аэ 213-й иап атаковать два американских самолета F-101 Voodoo в воздушном пространстве острова в конце октября 1962 г.
Тем не менее, столкнувшись с новыми советскими истребителями, американские летчики не рискнули больше появляться в районе базирования 213-го авиаполка. Несмотря на отсутствие боевых действий в воздухе, американские воздушные силы несли потери. По данным ВВС США в период с 27 сентября по 11 ноября 1962 г. в ходе авиационных катастроф погибло 11 экипажей самолетов РБ-47 (55-е СРК), кроме того, 23 октября при доставке боеприпасов на военно-морскую базу Гуантанамо разбился Боинг С-135В. По невыясненным причинам в районе Кубы до 16 декабря 1962 г. было потеряно еще два Lockheed U-2.
Тем временем командующий ГСВК потребовал ускорить сбор данных по факту уничтожения американского самолета-разведчика (27 октября) и подготовить шифрограмму Министру обороны СССР. На основе ее Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский 28 октября представил официальный доклад Н.С.Хрущеву, где указывалось о правомочности действий советских ракетчиков.
В то же время на высшем государственном уровне предпринимались практические шаги по нормализации разгоравшегося конфликта между СССР и США, исход которого на тот момент никто не мог предсказать. В частности, советская сторона предложила сесть за стол переговоров и прекратить какие-либо провокации с использованием военной силы.
Последовавшие затем советско-американские переговоры привели к снижению уровня опасности ядерной катастрофы. США взяли на себя обязательства не нападать на Кубу взамен на демонтаж и вывод с острова советских стратегических сил.
На последующих этапах переговоров американская сторона неоднократно указывала на угрозы со стороны руководства РВС Кубы вести огонь по американским самолетам, нарушавшим воздушное пространство острова Свободы. В этой связи администрация США заморозила все разведывательные полеты своей авиации в радиусе, досягаемой для кубинской артиллерии. Исключением являлись высотные разведчики U-2, задействованные для контроля выполнения договоренности между СССР и США о вывозе советского «наступательного оружия» с острова Свободы, включая минно-торпедный авиаполк ВМФ (33 самолета Ил-28) и отдельную эскадрилью ВВС (6 самолетов Ил-28).
В соответствии с директивой Министра обороны СССР № 76665 от 28 октября 1962 г. был начат демонтаж стартовых позиций ракет РВСН и отправка большей части подразделений ГВСК в Советский Союз. Со 2 по 11 ноября все ракеты, а с 4 по 6 декабря и бомбардировщики Ил-28, были вывезены с Кубы.
Предусматривалось в течение 3–10 ближайших месяцев передать РВС Кубы оставшееся на острове советское вооружение, военную и специальную технику, в том числе: самолеты МиГ-21, МиГ-15УТИ, Як-12 и Ан-12; вертолеты Ми-4.
Наши летчики-истребители продолжали нести боевое дежурство по охране воздушного пространства Кубы. В каждой из трех эскадрилий 213-го авиаполка на неделю выделялось по 4 дежурных самолета с подвесным топливным баком емкостью 500 л в готовности № 1 в положении «дежурство на аэродроме» в светлое время суток.
Оставшиеся на острове Свободы советские военные специалисты (CВC) приняли активное участие в дальнейшем совершенствовании системы противовоздушной обороны Кубы и подготовки кадров для ВВС и ПВО РВС Республики.
В г. Сан-Хулиане был создан учебный центр, в котором готовился командный и инженерный состав противовоздушной обороны. На базе советских зенитных ракетных дивизионов – сформированы учебные подразделения со сроком обучения 10 месяцев (в 3 этапа).
Переобучение кубинских летчиков на истребители МиГ-21Ф-13 проходило на базе 213-го иап и 425-го обато в течение 4 месяцев. 18 февраля 1963 г. авиаполк получил приказ сосредоточиться в полном составе на аэродроме Сан-Антонио (пригород Гаваны). Эскадрильи, закончив перебазирование в сжатые сроки, продолжили полеты по плану боевой подготовки.
Всего в течение апреля 1963 г. были переучены на МиГ-21Ф-13 двадцать два кубинских летчика из первой группы и восемь – из второй. 12 апреля первый кубинский летчик самостоятельно вылетел на МиГ-21Ф-13. Все кубинские летчики отрабатывали технику пилотирования, групповую слетанность парой, перехваты на средних, больших высотах и в стратосфере, стрельбы по наземным целям из пушек и ракетами.
К концу мая переучивание кубинцев, которое прошло без летных происшествий и предпосылок к ним, в целом завершилось. В результате выполнения программы было подготовлено к боевым действиям днем в простых метеорологических условиях (ПМУ) на всех высотах до потолка самолета, одиночно – 29 летчиков, парой – 26 летчиков.
Специалисты РТВ проходили обучение 5 месяцев в 50-м радиотехническом батальоне в два потока. Специалисты связи обучались в учебном центре по 3-месячной программе.
20 августа 1963 г. на аэродроме Сан-Антонио состоялась торжественная передача авиационной и боевой техники ПВО кубинской стороне при личном участии министра РВС Кубы Рауля Кастро Рус и командующего ВВС Республики Рауля Курбело Моралеса.
В середине сентября советские летчики покинули Кубу и вернулись в Советский Союз. Представителям других родов войск ПВО пришлось немного задержаться.
С активизацией осенью 1963 г. деятельности кубинской оппозиции при поддержке со стороны США на остров Свободы воздушным и морским путем увеличилось количество переброски диверсионных отрядов, оружия и боеприпасов. При попытке проникнуть в воздушное пространство Кубы имели место случаи уничтожения самолетов-нарушителей средствами ПВО. Такая участь с высокой степенью вероятности постигла самолет Beechcraft-55, вылетевший в сторону острова Свобода с аэродрома Форт Лодердейл (Fort Lauderdale, США) 24 сентября 1963 г. с военным грузом на борту.
В сложившейся обстановке руководство РВС Кубы приняло решение провести перегруппировку сил и средств противовоздушной обороны. В ряде провинций были развернуты новые стартовые позиции зенитных ракетных дивизионов. 16 сентября на командном пункте ВВС Республики проведено показательное занятие с участием СВС по вопросам организации боевого управления в угрожаемый период времени. В октябре было завершено строительство командного пункта Западной бригады ПВО в районе г. Бехукаль (провинция Гавана). Одновременно продолжался учебный процесс по подготовке местных кадров ПВО, завершившийся к маю 1964 г. С передачей вооружения, военной и специальной техники начался вывод оставшихся наших военных специалистов в Советский Союз.
В период 1962–1964 гг. усилиями советской стороны было подготовлено 4 580 специалистов ВВС и ПВО РВС Кубы. Вновь сформированы и развернуты органы управления Центральной и Западной бригад противовоздушной обороны, в том числе: 17 зенитных ракетных и 4 технических дивизиона, 2 технических батареи; 1 центральная лаборатория и 2 мастерских по ремонту артиллерийского вооружения; 2 радиотехнических батальона и 7 радиолокационных рот. В составе республиканских ВВС завершено формирование истребительной авиационной эскадрильи и отдельного батальона авиационно-технического обеспечения.
К концу года вся материальная часть советских соединений ПВО была полностью передана кубинской стороне и стала основой системы противовоздушной обороны молодого социалистического государства.

1 Комментарий для Советские ВВС и ПВО на Кубе в период и после карибского кризиса

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика