Демонстрационный полет: почему зрелищность и трагедия в «одном флаконе»?

В.Козлов
Валерий  КОЗЛОВ,
доктор медицинских наук, профессор
Трудно даже представить, сколько должно произойти авиационных происшествий в демонстрационных полетах, в т. ч. трагедий,  чтобы  авиационное сообщество России, и, прежде всего, чиновники, стали правильно понимать особенности выполнения  данного вида полетов. Только за последние десять лет (не говоря о прошлых годах) наша авиация имела несколько авиационных происшествий  в этих полетах:  в одном из них,  избегая катастрофы,  летчики-испытатели катапультировались, в других  погибли генерал и  полковник (во всех трех автор участвовал в расследовании). А  недавно произошла трагедия гражданского ВС, пилотируемого летчиком-испытателем.  Казалось бы, пора что-то делать. Но, увы,  по-прежнему, считается, что коль скоро в этих полетах задействованы лучшие летчики, то безопасность  их выполнения гарантирована и дополнительных мер не требуется.   Господа, пора расставаться с этим заблуждением. Нельзя так примитивно воспринимать специфику летной работы.

зрелищность и трагедия в «одном флаконе»

Первыми  по поводу безопасности демонстрационных полетов  почти двадцать лет назад забили тревогу авиационные врачи и психологи из Государственного научно-исследовательского испытательного института авиационной и космической медицины МО (безжалостно уничтоженного в рамках, проводимых в армии реформ). Ими  был выделен и описан психофизиологический опасный фактор, названный «демонстрационный полет», после чего опубликованы статьи, выпущены методические пособия для пилотов и даже защищена кандидатская диссертация.  Но авиационное сообщество и, в первую очередь, чиновники остаются глухими и слепыми ко всему новому и передовому, что рождает наука. Если такая позиция будет сохраняться, то остановить «ксерокопирование» трагедий в демонстрационных полетах  никому не удастся, даже авторам устрашающих  бумаг, появляющихся после случившегося и построенных на глаголах: запретить, наказать, отстранить, уволить и т. д.

Теперь по существу проблемы. Представление о том, что демонстрационный полет отличается от обычного только тем, что он целенаправленно выполняется для зрителей, мягко скажу, есть проявление профессиональной ограниченности. Заблуждение построено на том, что этот полет, действительно, с технической точки зрения, такой же,  как и другие, но с психофизиологической имеет принципиальные отличия, не учет которых и становится причиной авиационных происшествий. В демонстрационном полете существенным изменениям подвергается вся система психической регуляции деятельности пилота. Прежде всего,  из-за того, что появляется новый очень сильный опасный фактор – присутствие на земле зрителей, – который у пилота порождает потребность обеспечить максимальную  зрелищность. И от этого опасного фактора никуда  не уйти. Полет поэтому и называется демонстрационным, что адресован зрителям. Как управлять собой и деятельностью в условиях такого сильного опасного фактора пилотов никто не учит, а сами демонстрационные полеты не выделены в отдельный вид в силу указанной специфичности. Расчет же на то, что в кабине лучшие из лучших себя, как показывает практика, не оправдывает.

Потребность обеспечить максимальную  зрелищность существует наряду с другой базовой потребностью – обеспечить безопасность полета. К сожалению, данные потребности находятся в состоянии выраженной конкуренции и в этой борьбе, как правило, побеждает первая потребность – зрелищность. Данная потребность формирует и свой мотив – пилотирование ВС максимально интересно для наблюдателей. Отсюда рождается и цель  полета – выполнение полета на предельных режимах с демонстрацией всех возможностей ВС, пренебрегая подчас требованиями обеспечения безопасности. Другими словами, безопасность уходит  на задний план, а доминирует достижение зрелищности. Далеко не все пилоты это осознают и вносят коррективы в регуляцию своего поведения. Нет сомнения в том, что в полетах,  завершившихся авиационными происшествиями, пилоты думали только о достижении максимальной зрелищности.  Подчеркну, их «вины» здесь нет никакой, т. к. пилотам не дали необходимых знаний о психофизиологических особенностях выполнения демонстрационных полетов, не научили управлять собой и ВС в этих условиях. Но это уже зона ответственности чиновников. Однако, они, как принято в нашей стране,  всегда остаются в тени.

Нарушения в механизмах психической регуляции при выполнении демонстрационных полетов, как правило, подкрепляются неразумными действиями представителей авиационной системы, заинтересованными в получении наибольших дивидендов от демонстрации возможностей техники. Эти представители считают своим долгом еще больше мотивировать пилота на достижение максимальной зрелищности, подчас подкрепляя свои инструкции обещаниями о последующем его вознаграждении. В качестве доказательства, вспомню одну катастрофу при выполнении демонстрационного полета на боевом самолете, которая произошла еще в советские времена. Не блиставший интеллектом организатор показа рекомендовал летчику допустить несколько нарушений при выполнении сразу после взлета петли Нестерова, чтобы достичь большей зрелищности. После этого для гарантии полной уверенности в исполнении его нездоровых рекомендаций, пообещал летчику новую должность и очередное звание. К общему несчастью, летчик выполнил рекомендации горе-организатора, за что поплатился жизнью и  не только своей.  Думаю, что организаторы современных демонстрационных полетов не знают или забыли эту трагедию и продолжают поступать так же,  как и  тот ущербный организатор показа.

Определенную опасность в демонстрационных полетах, как ни покажется странным, таит их выполнение  летчиками-испытателями. Эта категория профессионалов воспитана в условиях постоянного риска, связанного с угрозой для жизни. И поэтому они заслуживают самого высокого уважения!!! Но при выполнении демонстрационного полета желание реализовать свое бесстрашие к риску  у некоторых из них начинает доминировать. Появляется бравада, которая реализуется в том, что даже на разумные опасения и предупреждения другого члена экипажа (на многоместных ВС) КВС не обращает внимания и  еще больше  начинает лихачить. О каком-либо управлении собой и безопасностью полета в таких ситуациях не может быть и речи. Все подчинено азарту в достижении максимальной зрелищности. И опять же «вины» в этом КВС нет никакой, т.к. грамотной подготовки к демонстрационному полету ему никто не организовал.

Также в демонстрационном полете в полную силу проявляются личностные качества пилота. Известно, что специалисты высокого уровня  в любой профессии отличаются такой характеристикой, как честолюбие, которое по своей сути положительное, но его проявлением  самому человеку  необходимо управлять. Если честолюбие пилота начинается доминировать, образно говоря, захлестывать его, чему способствует присутствие зрителей и содержание самого полета, то избежать ошибок и даже нарушений, а, следовательно, и авиационного происшествия становится чрезвычайно сложно. Единственный инструмент, который позволяет пилоту  правильно организовать свою деятельность в сложившихся обстоятельствах, постоянно помня о безопасности и управляя честолюбием, является интеллект.   Об этом никогда нельзя забывать, тем более о народной поговорке «умный в гору не пойдет, умный гору обойдет». В демонстрационном полете данная поговорка помогает вспомнить о безопасности  как базовом свойстве его успешного выполнения.

Когда у пилота  доминирует зрелищность, подкрепленная обещаниями чиновников о вознаграждении за максимальную демонстрацию возможностей ВС, а сам он чрезвычайно честолюбив и не управляет этим своим качеством, то у него развивается неадекватное психическое состояние, при котором результат воспринимается как «все», а цена его достижения – «ничто». Поэтому обеспечение мер безопасности уходит в механизмах психической регуляции  деятельности, как отмечалось выше, на задний план. О том, что возможно развитие нештатной ситуации и к ней надо быть готовым, летчики  задумываются далеко не всегда. Становится очевидным, что именно неправильный настрой и пренебрежение мерами безопасности при выполнении  демонстрационных  полетов, обусловленные складывающимися вокруг данного вида полетов обстоятельствами, и приводят к снижению профессиональной надежности летчика. Не случайно был выделен и описан психофизиологический опасный фактор «демонстрационный полет».

Важно подчеркнуть, что феномен «демонстрационный полет» проявляется не  только в полетах данного целевого назначения, но и в других, если летчик (экипаж) психологически настроен на показ. Чаще всего  в  основе такого настроя лежит желание «блеснуть» перед родственниками, знакомыми и т.п.

Профилактика проявления психофизиологического опасного фактора «демонстрационный полет» включает:

  1. Знание его психологической природы и условий проявления, которые изложены в настоящей статье.
  2. Предварительную отработку программы действий при наиболее вероятных особых ситуациях полета.
  3. Адекватное отношение  в полете к достижению результата деятельности при строгом соблюдении программы и мер безопасности.
  4. Недопустимость со стороны руководителей связывать качество  показа с летной и служебной карьерой летчика, а также последующими вознаграждениями.

Интересно, что все,  о чем написано выше никогда и никем из специалистов летно-инженерного профиля не выявляется при расследовании авиационных происшествий в демонстрационных полетах. Объясняется это тем, что  по данным бортовых самописцев  устанавливается работа систем самолета, оценивается качество пилотирования,  точность отдельных управляющих воздействий пилотирующего пилота и т. п. Но все это никакого отношения не имеет к пониманию механизмов регуляции деятельности, психического стояния пилота и  профилактике подобных трагедий. Поэтому все заключения сводятся к тому, что пилот не выдержал какой-то параметр, поздно среагировал на опасное изменение обстановки и т.д. В статье же сделана попытка раскрыть внутренний мир пилота, определяющий небезопасность его поведения и действий в демонстрационном полете.

Хотя материал посвящен  проблеме подготовки пилотов, выполняющих демонстрационные полеты,  только в области человеческого фактора, тем не менее,  нельзя не затронуть и другие их аспекты. Учитывая высокий уровень профессиональной нагрузки в демонстрационных полетах, важно обеспечить оптимальные условия для отдыха экипажа перед их выполнением. Недопустимо, например, после перелета сокращать отдых, чтобы быстрее приступить к полетам. Или еще один аспект. Если полет предстоит выполнять в горной местности, то вопросы подготовки экипажа в навигационной составляющей должны стать приоритетными. И как бы безукоризненно не работало бортовое оборудование, экипаж обязан знать высоту горных вершин и их расположение в районе пилотирования.

В заключение подчеркну, что в авиационной системе России как не было,  так и нет правильного понимания организации и выполнения демонстрационных полетов,  уникальности, требующих совершенно иной подготовки пилотов. К сожалению, трагедии прошлых лет, произошедшие в  аналогичных полетах, ничему авиационных чиновников и руководителей КБ не научили. Поэтому, если демонстрационные полеты не будут выделены авиационными властями в нормативных летных документах в особую категорию с определением дополнительной к ним подготовки, включая психофизиологическую, то остановить трагедии, как показывает практика, будет невозможно.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика