Советские ВВС и ПВО на Кубе в период и после карибского кризиса

А.Лашков
Алексей ЛАШКОВ,
кандидат исторических наук, доцент
50 лет назад советские Вооруженные Силы приняли участие в уникальной по своему масштабу секретной стратегической операции, итоги которой оказали существенное влияние на установление ядерного паритета между двумя крупными мировыми державами – СССР и США.
Материал статьи подготовлен на основе недавно рассекреченных документов и личных воспоминаний непосредственных участников стратегической операции.

Размещение в/ч на Кубе

В соответствии с подписанными (4 августа и 30 сентября 1961 г.) двусторонними договорами между СССР и Республикой Куба о советской военной помощи на льготных условиях предполагалось в течение 1961–1964 гг. поставить для Революционных Вооруженных Сил (РВС) Кубы вооружение, военную и специальную технику, включая средства связи и радиолокации; боевые самолеты МиГ-15, бомбардировщики среднего радиуса действия Ил-28, вертолеты Ми-4, зенитные ракетные комплексы (ЗРК) С-75, а также транспортные самолеты и аэродромное оборудование.
Одновременно предусматривалось дополнительное командирование советских военных специалистов с целью обучения и подготовки личного состава будущих ВВС и ПВО РВС.
В связи с резким обострением политической обстановки вокруг острова Свободы (с 1959 г. – неофициальное название Республики Куба) и возникновением реальной опасности военного вторжения со стороны США на Кубу, советским правительством было принято решение перебросить часть своих вооруженных сил в район Карибского моря. Среди первых на территорию Кубы были передислоцированы части Войск ПВО (ВПВО) страны.
В состав Группы советских войск на Кубе (ГСВК) в секретной операции по размещению советского оружия, в том числе баллистических ракет средней дальности, на острове Свободы в 1962 г. под кодовым названием «Анадырь» от ВПВО страны было выделено два соединения.
Первая, 11-я дивизия ПВО (командир – Герой Советского Союза генерал-майор авиации М.К.Токаренко, затем – генерал-майор артиллерии С.И. Мелихов) формировалась на Украине. Структурно она состояла из 16-го, 276-го и 500-го зенитных ракетных полков (зрп, по четыре дивизиона в каждом), а также отдельной подвижной ракетно-технической базы (ОПРТБ).
10-я дивизия ПВО (командир – полковник Г.А.Воронков) была сформирована в Поволжье в составе:
294-го, 318-го и 446-го зрп и ОПРТБ.
По линии истребительной авиации (ИА) ПВО на Кубу отправлены: 32-й гвардейский Виленский, орденов Ленина и Кутузова III-й степени, истребительный авиаполк (гиап, командир – полковник Н.В. Шибанов,); 425-й отдельный батальон аэродромно-технического обслуживания (обато) и отдельный дивизион светорадиотехнического обеспечения (одсрто).
Еще до отправки на Кубу 2-я авиационная эскадрилья (аэ) 32-го гиап провела на полигоне воздушные стрельбы с самолетов МиГ-21Ф-13 по воздушным и наземным целям. Летчики капитаны В.М. Васильев и А.К. Фадеев были подготовлены к полетам на связном самолете Як-12М.
В состав ВВС ГСВК входили: отдельная эскадрилья Ил-28 (6 самолетов и 6 ядерных бомб (407Н) мощностью от 8 до 12 кт); 134-я отдельная авиационная эскадрилья (связи) (2 Ил-14, 5 Ли-2, 4 Як-12, 2 Ан-2); 473-й вертолетный полк (командир – полковник В.Г. Лялинский), два полка фронтовых крылатых ракет (ФКР-1) с дальностью пуска до 80 км: 561-й (командир – полковник Мальцев) и 584-й (командир – полковник Трифонов).
Формирование соединений ПВО для Республики Куба проходило в строжайшей тайне в соответствии с директивой Министра обороны СССР № 79603 от 13 июля 1962 г.
Отбор в состав подразделений частей вновь формируемых соединений ПВО, несмотря на сжатые сроки, проходил очень тщательно, с учетом состояния здоровья военнослужащих, качества освоения ими воинской специальности, а также их личной дисциплинированности.
Очевидцы тех событий отмечали высокий патриотический подъем среди военнослужащих Войск ПВО. И хотя никто официально не говорил об отправке советских частей на Кубу, через средства массовой информации эта мысль уже приобрела свою зримую форму.
Большое внимание уделялось вопросам подготовки вооружения, военной и специальной техники. В этот период дивизионы получили новейшие по тем временам ЗРК С-75 «Десна» (по классификации НАТО – SA-2 Guideline).
Переброску вышеуказанных соединений можно рассматривать как классический пример скрытного перевода войск в высшие степени боевой готовности и совершения оперативного маневра.
Уже через 3 дня после постановки задачи первые эшелоны сформированных по штатам военного времени зенитных ракетных дивизионов убыли в черноморские порты погрузки (Николаев и Феодосия). В портах в сжатые сроки было проведено боевое слаживание частей и подразделений, а также осуществлена герметизация военной и специальной техники.
Первым эшелоном отправлялись станции наведения ракет (СНР), пусковые установки (ПУ) и ракеты с компонентами топлива, затем остальная материально-техническая часть. По прибытию на Кубу личный состав должен был быть готов к немедленному ведению боевых действий.
Весь личный состав был переодет в гражданскую одежду и рабочую флотскую форму для дезинформации иностранных разведывательных служб о целях и задачах проводимой операции. В ходе следования морских судов военная и специальная техника ПВО и ВВС полностью была закрыта специальными тентами, а личный состав дивизионов и летные экипажи расположены в трюмах судов.
Перед погрузкой в контейнеры (г. Балтийск Калининградской обл.) на самолетах были закрашены все советские опознавательные знаки, при этом на фюзеляжах боевых машин оставлены двузначные бортовые номера 32-го гвардейского авиаполка.
На погрузку одного морского транспорта отводилось до 2–3 суток. Личный состав не имел права самостоятельно покидать пределы погрузочной площадки. Всего для перевозки соединений ПВО было привлечено 12 морских судов водоизмещением 15–17 тыс. т, прибывших на Кубу в период с 27 по 31 июля 1962 г. Портами приема стали 11 кубинских портов: Гавана, Мариэль, Кабаньяс, Баия-Онда, Матансас, Ла-Исабела, Нуэвитас, Никаро, Касильда, Сьенфуэгос, Сантьяго-де-Куба.
По прибытию на Кубу, соблюдая строжайшие меры маскировки, подразделения и части ПВО оперативно провели выгрузку боевой техники и, скрытно совершив марш, приступили к оборудованию занятых позиций.
Основной их задачей являлось прикрытие советских ракетных комплексов (РК) РВСН Р-12, Р-14, тактических ядерных РК Сухопутных войск «Луна» и самолетов-бомбардировщиков Ил-28 с ядерным оружием на борту, размещаемых на острове Свободы, от возможных ударов американской авиации.
Воздушным силам ГСВК надлежало, во взаимодействии с сухопутным войсками, силами ВМФ и с соединениями кубинских РВС, уничтожать морские и воздушные десанты противника, а также атаковать с воздуха военно-морскую базу США на территории Кубы – Гуантанамо.
Ранее на Кубу была откомандирована группа советских летчиков-асов из авиационного центра Кубинка под командованием командующего ИА ПВО маршала авиации Е.Я. Савицкого.
В короткие сроки им предстояло научиться уничтожать быстроходные катера кубинских оппозиционных сил вблизи побережья острова, принять непосредственное участие в военных действиях и передать опыт боевого применения советских истребителей МиГ-15 кубинской стороне. Вскоре, после соответствующих тренировок, советские и кубинские летчики начали отрабатывать полученные навыки непосредственно в ходе уничтожения диверсионных групп противника.
Общее руководство и координацию действий частей и подразделений ПВО на острове Свободы осуществлял генерал-лейтенант авиации С.Н. Гречко (бывший начальник Московского округа ПВО), являвшийся одновременно заместителем командующего ГСВК по ПВО. За воздушную группировку ГСВК отвечал Герой Советского Союза генерал-полковник авиации В.И. Давидков (заместитель командующего по ВВС).
При развертывании боевых порядков соединениям ПВО была поставлена конкретная задача – не допустить вторжения в воздушное пространство Республика Куба иностранных самолетов-нарушителей и нанесения воздушных ударов по войскам Группы, кубинским РВС, важнейшим политическим, административным и промышленным центрам, военно-морским базам, портам и аэродромам Республики.
Степень реальной угрозы боевого применения ВВС США против острова Свободы была очень высокая. Еще в августе 1962 г. американское военное командование провело на территории штатов Южная и Северная Каролина учение под кодовым названием «Свифт Страйк», где впервые отрабатывались действия в условиях ограниченной войны без использования ядерного оружия. В учениях наряду с сухопутными войсками приняли участие 6 эскадрилий тактической авиации (ТА) и две – разведывательной. Уже 7 сентября того же года командование ТА получило приказ сформировать группу по разработке плана воздушной атаки перед высадкой на Кубу парашютного десанта. Через 11 дней командование ТА начало учения по отработке плана воздушной бомбардировки военных, административных и промышленных объектов Кубы.
Воздушная группировка «сил вторжения» (первый эшелон) США включала в себя 430 истребителей-бомбардировщиков и палубных штурмовиков, второй эшелон – 460 военно-транспортных самолетов. К берегам Кубы выдвинулись, в числе других военных кораблей, 8 ударных авианосцев, включая: «Энтерпрайз» (с ядерными бомбардировщиками А-3), «Эссекс» (с противолодочными вертолетами на борту) и др.
Командующим Атлантическим флотом США адмиралом Робертом Л. Деннисона было отдано приказание подчиненным войскам подготовить воздушную атаку против Кубы с готовностью № 1 на 20 октября 1962 г. 6 октября Деннисон получил меморандум от министра обороны США об исполнении директив, касавшихся военного вторжения на Кубу.
Сложившаяся взрывоопасная обстановка потребовала скорейшего приведения советско-кубинской ПВО в состояние полной готовности к отражению массированных воздушных ударов со стороны американской авиации. Однако при ее развертывании возникли определенные трудности. Вследствие большой протяженности районов предполагаемых боевых действий позиции советских зенитных ракетных дивизионов находились на удалении 60–80 км друг от друга, что не обеспечивало создания сплошной зоны поражения над территорией Кубы.
Более плотная группировка советских зенитных ракетных войск (ЗРВ) была развернута в западной и центральной частях острова, где дислоцировались полки ракет средней дальности Р-12 и основная часть войск советской Группы.
Радиолокационное обеспечение боевых действий ИА и ЗРВ возлагалось на радиотехнические войска (РТВ) ГСВК. Создание единого радиолокационного поля (58 РЛС) должно было обеспечить ведение разведки над всей территорией Кубы на высотах от 50 м до практического потолка действий РЛС, а также позволяло обнаруживать воздушные цели противника на средних высотах на удалении до 200 км.
Согласно планам советского военного командования, уничтожение целей в воздушном пространстве между зонами поражения зенитных управляемых ракет (ЗУР) возлагалось на 32-й гиап (переброшенный на Кубу в период со 2 августа по 27 сентября 1962 г.) и ИА кубинских ВВС. Гвардейский авиаполк базировался в центре острова на аэродроме Санта-Клара и мог действовать как в западном направлении (в направлении Гаваны), так и в восточном. Основные усилия полка предполагалось сосредоточить на гаванском направлении и на десантно-опасном участке северного побережья от Варадеро до Кабаньяс. Помимо этого предусматривались действия 32-й гиап по морским десантам в юго-западной оконечности Кубы и в районе о. Пинос.
К концу сентября 1962 г. боевая техника самолетного парка авиаполка (по штату военного времени: 40 самолетов МиГ-21Ф-13, 6 «спарок» МиГ-15 УТИ и один связной Як-12М) была собрана и облетана, а личный состав готов к выполнению боевых задач. На аэродромах полка организовано дежурство самолетов-перехватчиков на случай налетов американской авиации на советские и кубинские объекты. Часть воздушных сил была подготовлена для нанесения бомбово-штурмовых ударов по наземным и морским целям противника управляемыми и неуправляемыми ракетами класса «воздух–земля».
Полки фронтовых крылатых ракет (в каждом по 8 пусковых установок и ОПРТБ) несли боевое дежурство стартовыми отрядами (всего 16 ПУ, 80 КР с ядерными боевыми частями мощностью от 2 до 20 кт) в районах постоянной дислокации и позиционных районах в готовности к ведению огня. Всего на Кубу из Советского Союза было отправлено 34 ФКР и 80 ядерных боевых частей к ним.
Отдельный вертолетный полк (2 эскадрильи: 33 вертолета Ми-4) осуществлял дежурство двумя звеньями в готовности к немедленному вылету.
Тем временем, обстановка в районе Карибского моря заметно обострилась, грозя вылиться в военный конфликт.

Продолжение следует

1 Trackbacks & Pingbacks

  1. Аноним

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика