Экономика знаний и условия технологического развития

Павел Провинцев,
директор российского фонда развития высоких технологий
В условиях продолжающегося глобального кризиса, который носит системный характер, многое будет зависеть от того, как мы сумеем распорядиться имеющимися у нас возможностями. Не станем отрицать, что в XXI веке Россия столкнулась с вызовами и угрозами практически по всем критически важным направлениям. Мы переживаем демографический спад, нас тревожит состояние дел с воспроизводством человеческого капитала.

Экономика имеет сырьевую направленность, а базовые наукоемкие отрасли промышленности переживают не лучшие времена. Структура экспорта за последний период практически не изменилась. 57% в нем занимают топливно-энергетические товары, в том числе 32% – сырая нефть. Доля машин, оборудования и транспортных средств составляет менее 8%.

Страна утратила продовольственную безопасность. Изношена инфраструктура, а это, в свою очередь, повышает риск техногенных катастроф.
Мир не стоит на месте. На смену одним лидерам приходят другие. Обостряется борьба за все виды ресурсов. В глобальной конкуренции побеждает те страны, которые обладают передовыми инновационными разработками и ориентированы на развитие в рамках 6-го технологического уклада.
Если брать отдельные параметры, то Россия в международных рейтингах глобальной конкурентоспособности входит в десятку лидирующих стран лишь по двум показателям: 1-е место – по запасам сырьевых ресурсов (30 трлн долл США) и 7-е место – по средней продолжительности школьного образования (10,5 лет). По всем остальным показателям мы находимся за пределами первой полусотни стран мира.

Очевидно, что освоение огромных территорий и использование природных богатств возможно лишь при условии инновационной мобилизации российской экономики, при постоянном наращивании демографического потенциала.

Таким образом, если мы хотим сохранить страну и обеспечить достойную жизнь нынешнему и будущим поколениям, то у модернизации нет альтернативы. Но остается открытым вопрос: как выработать стратегию развития, которая действительно приведет к реальным результатам?
Разработка стратегии модернизации не может быть уделом узкой группы специалистов, каким бы уровнем квалификации они ни обладали. Такие масштабные задачи должны решаться в рамках национального консенсуса, с обязательным включением в работу самого широкого экспертного сообщества.

Успех модернизации зависит от согласованных действий власти, бизнеса и науки. Только политическая воля, помноженная на знания и опыт ученых, подкрепленные необходимыми материальными ресурсами, позволит достичь намеченной цели.

В треугольнике взаимоотношений власти, бизнеса и науки важны и незаменимы все три составляющие. А если говорить об экономике, основанной на знаниях, то особую роль в ней играет человеческий капитал.

Следует отметить, что в настоящее время в национальном богатстве развитых стран человеческий капитал составляет от 70 до 80%. В национальном богатстве России на его долю приходится менее 50%, хотя несколько десятилетий назад ситуация была примерно одинаковая.

Тем не менее, у нас есть все возможности преодолеть негативные тенденции и занять достойное место среди стран – лидеров инновационной экономики. Россия по-прежнему обладает высоким образовательным потенциалом, сохранилась фундаментальная наука, есть опережающие мировой уровень наработки в прикладных областях. Для практической реализации научного образовательного и интеллектуального потенциала необходимо создать и запустить инфраструктуру инновационной экономики, которая должна основываться на современных сетевых принципах организации и управления.

Основными направлениями, определяющими образ технологического будущего, является комплекс био-, инфо-, нано- и когнитивных технологий. Стратегическое значение приобретают междисциплинарные исследования. Над когнитивными проектами работают сегодня ведущие лаборатории большинства университетов и научных центров Западной Европы, Японии и США.

Важнейшим приоритетом становится умение работать со знаниями, опережать конкурентов в междисциплинарном поиске инновационных решений и прорывных технологий.

На сетевых принципах основывается подключение к задаче технологического форсайта (проектирования будущего) интеллектуального потенциала академической, отраслевой и университетской науки.

Мировой опыт показывает, что консолидация интеллектуальных ресурсов в сетевых структурах происходит значительно эффективнее, чем в системах, основанных на принципах жёсткой иерархии. Сетевые структуры отличаются более высокой степенью гибкости и мобильности, в них в полной мере проявляется возможность свободного и независимого обмена мнениями между специалистами, междисциплинарными контактами, что позволяет добиться синергического эффекта.

Сетевые экспертные сообщества могут не только подключаться к решению задач технологического форсайта; их деятельность должна быть направлена на формирование технологических платформ, создание среды, где органично выстраиваются отношения между различными субъектами инновационной деятельности.

Общественные объединения ученых и экспертов заинтересованы в построении механизмов частно-государственного партнерства. Их видение, оценки, прогнозы и предложения должны быть востребованы всеми, кто готовит решения – как в государственном, так и в корпоративном секторе.
В последнее время в научном сообществе обсуждается идея построения сети так называемых когнитивных центров (или центров знаний). Эти центры можно рассматривать как экспертные площадки по отдельным научным направлениям, ориентированные на решение конкретных задач в соответствующих предметных областях с привлечением существующих и перспективных технологий. Возможно, этот замысел послужит основой для создания современной сетевой инновационной инфраструктуры.

Когнитивный центр (от лат. cognitio – знание) следует понимать как своеобразный «Центр знаний», информационный центр коллективного пользования, использующий научную и информационную инфраструктуру для промышленных и инженерно-научных нужд, осуществляющий информационное обеспечение инновационных преобразований.

В когнитивных центрах объединяются и структурируются на межрегиональном, междисциплинарном, межотраслевом уровне доступные экспертные возможности и интеллектуальные ресурсы. Мощь информационной и интеллектуальной поддержки обеспечивается сетевой организацией когнитивных центров, применением перспективных информационных и когнитивных технологий, а также участием в реализации конкретного проекта через союзы и ассоциации организованного научного и экспертного сообщества. Ядром системы является проблемно-ориентированная база знаний, а также подсистема информационного обмена и взаимодействия между отдельными когнитивными центрами.

Важным направлением деятельности является работа специалистов по редактированию отдельных разделов базы знаний, а также систематизация накопленных данных и подготовка соответствующих обзоров, докладов, аналитических справок. Например: каково реальное состояние и уровень исследований в области нанотехнологий (биотехнологий, энергетики и пр.) у нас в стране и за рубежом?

Логическим следствием этого управляемого процесса станет формирование организованного экспертного сообщества и подготовка кадровой базы для системы независимой экспертизы.

Система когнитивных центров должна очень быстро стать практически полезным инструментом для поддержки инновационных процессов. Она сможет интенсифицировать работу по внедрению новых технологий в областях, признанных ключевыми (например, энергетика и энергосбережение, образование, здравоохранение).

Свободный творческий поиск послужит импульсом к появлению прорывных научных разработок, которые в будущем заложат основу для востребованных обществом наукоёмких продуктов и услуг.

В русском переводе известное выражение Фрэнсиса Бэкона переводится как «Знание – сила», но буквально оно означает «Знание – власть». Нельзя не согласиться с английским мыслителем: будущее принадлежит тем, кто видит в науке главный источник развития.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика